Web-studio46.ru

Обучение и образование
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Тренинг история возникновения и развития технологии

Введение

Групповым формам психологической работы посвящено множество различных материалов — теоретических, методических, исследовательских. Тем не менее, на мой взгляд, эта тема остается неисчерпаемой. Прежде всего, я хотела сформировать для себя представление о том, как нужно планировать, осуществлять и анализировать работу группы.

Навыки общения усваиваются точно так же, как любые другие навыки.

Чтобы им научиться, нужна практика. Это примерно тоже, что управлять автомобилем, или иметь какой-либо другой навык: езду на велосипеде, катание на лыжах или любой другой вид спорта. Если вы помните, как впервые пытались овладеть сложным навыком вождения автомобиля, то обнаружите, что вам приходилось контролировать много разных вещей сразу. Вам надо было следить за тем, что делают ваши ноги, и это было не легкой задачей. На все это вам приходилось обращать внимание, и вдобавок отдавать себе некоторый отчет в том, что происходит вне машины.

На психологических тренингах клиенты делают то же, чего требует любой сложный навык: задача раскладывается на маленькие куски или отрезки, чтобы вы могли индивидуально выполнять каждый маленький отрезок, пока не овладеете им. Как только вам удастся превратить каждый отрезок в автоматический, эффективный, бессознательно выполняемый навык, перед вами откроются новые возможности — другие компоненты задачи. Затем вы доводите новые компоненты до уровня бессознательного, эффективного шаблона, чтобы вам не приходилось обращать на них сознательного внимания.

Сегодня нельзя представить себе практической деятельности психолога без различных видов групповой работы с детьми и взрослыми. При всем ее содержательном и методическом разнообразии очень часто она обозначается одним общим «волшебным» словом — тренинг («Умеете ли вы проводить тренинги?», «А проведите-ка с нами какой-нибудь тренинг!»). Факт этот, несомненно, огорчительный, так как в результате чрезмерно широкого толкования понятие теряет свое собственное значение.

Психологический тренинг — это особая форма групповой работы со своими возможностями, ограничениями, правилами и проблемами. Он обучает новым навыкам, помогает освоить иные психологические возможности. Его особенность в том, что обучающийся занимает активную позицию, а усвоение навыков происходит в процессе проживания, личного опыта поведения, чувствования, деяния. Из этого понимания я и постараюсь исходить, ведя разговор о социально-психологическом тренинге (СПТ), описывая шаг за шагом его содержательные и организационные аспекты.

История появления тренинга

Уже на самых ранних этапах развития человеческого общества люди собирались в группы, чтобы обеспечивать свое выживание и развитие. В первобытных племенах совместными ритуальными действиями и плясками отмечались важные события и сопровождались культовые обряды. Многие древнегреческие мыслители, в том числе великий Сократ, прибегали к групповой форме философствования, чтобы проверить свои идеи о природе Вселенной и человеческого рода; средневековые монахи объединялись в религиозные ордена, дабы очищать душу и постигать Божественную сущность. Эти ранние формы объединения уже содержали в себе зачатки наблюдающихся в современной психологии тенденций к работе с группами. Однако при всем том, что тяготение к различного рода группам было свойственно людям на протяжении всей истории человечества, связь древних подходов с современными методами сознательного использования групп, имеющими задачей целенаправленное воздействие на личность, лишь недавно стала предметом научно-психологического исследования.

Одним из первых репрессивно-инспирационную терапию стал практиковать Джозеф Пратт, врач из Бостона, занимавшийся лечением больных туберкулезом, которым бедность не позволяла лечиться в стационаре. В 1905 году он с целью экономии времени стал собирать пациентов в группы по 20 человек прямо по месту жительства и рассказывать им об основах гигиены, необходимости отдыха, свежего воздуха, здорового питания и т.п. Пратт был заботливым наставником и к тому же обладал недюжинным даром убеждения. В болезни своих малоимущих пациентов он видел фактор, способствующий их объединению. Пациенты вели дневники, свидетельствовавшие об улучшении их состояния и о формировании чувства общности и стремления к взаимопомощи. Поначалу Пратт рассматривал собрания групп просто как экономичную форму работы и не придавал особого значения их самостоятельному лечебному потенциалу. Более искушенным в групповой терапии он стал только через несколько лет, когда его «классный метод» работы фактически исчерпал себя. К началу 30-х годов Пратт пришел к убеждению, что основой психотерапии служит благотворное воздействие одного человека на другого, и стал планировать сеансы групповой терапии для лиц, не имеющих особых соматических нарушений.

Хотя работы Пратта и по сей день не утратили своей актуальности, наиболее сильное влияние на развитие психологии и психотерапии в Соединенных Штатах оказали теория и практика психоанализа, берущие свое начало в работах Зигмунда Фрейда. Феномен группы занимал Фрейда главным образом в связи с интересом последнего к психологии масс и склонности членов группы отождествлять себя с сильной личностью, играющей роль лидера. К групповой терапии сам Фрейд симпатий не питал, но один из его последователей, Альфред Адлер, пробовал приспособить методы индивидуальной терапии для работы с группами (Dreikers, 1959). В то время европейский психоанализ ориентировался на индивидуальную работу с пациентами и был в высшей степени элитарным, и Адлер преисполнился решимости лечить рабочий люд и с этой целью учредил несколько консультативных центров, где использовался групповой подход. Но все-таки на начальных этапах своего развития групповая психотерапия оставалась преимущественно американским явлением (Mullan and Rosenbaum, 1962).

Психоаналитические методы, направленные на лечение отдельного пациента в условиях группы, разрабатывались многими последователями Фрейда. К числу ранних попыток работать с группами в рамках психоаналитической традиции можно отнести деятельность Луиса Вендера (Louis Wender) в 1929 году и Пауля Шилдера (Paul Schilder) в 1934 году. Широко известный в научных кругах приверженец психоанализа Трайджент Барроу (Trigant Burrow) предложил термин «групповой анализ» еще в 1925 году. После нескольких лет психотерапевтической практики Барроу стал сомневаться в правомерности принципиальной для психоанализа ориентации на отдельную личность. Постепенно он пришел к убеждению, что для понимания отдельной личности необходимо изучать социальные группы, к которым они принадлежат.

Рассматривая наиболее важные фигуры начального этапа развития современной групповой психотерапии, нельзя не подчеркнуть роль Якоба Морено. Морено более всего известен как создатель метода психодрамы, но разработанные им приемы занимают центральное место в работе психокоррекционных групп всех направлений. Как автор Морено был очень плодовит, а его деятельность охватывает несколько этапов развития групповой терапии. Морено утверждал, что впервые использовал свой подход еще в 1910 году, и обычно именно ему приписывается введение термина «групповая психотерапия» в 1932 году (Corsini, 1955). Хотя в настоящее время этот термин применяется для обозначения весьма широкого спектра подходов, сам Морено употреблял его по отношению к методу, который предусматривал переход людей из каких-либо сообществ в новые группы на основании их личных предпочтений и социометрических оценок.

Читать еще:  Бизнес тренинг прикол

Если первый толчок развитию групповой психотерапии в Соединенных Штатах был дан репрессивно-инспирационным подходом Пратта, второй — применением психоаналитической теории, то третьим стало возникшее в 60-х годах гуманистическое движение в психотерапии (Appley and Winder, 1973).

Сами группы называются по-разному: терапевтические группы, инкаунтер-группы, группы тренинга общения, группы лабораторного тренинга. Каждое из этих названий имеет свой смысловой оттенок, который станет понятным из дальнейшего изложения. А для всех таких групп в этой книге выбран термин «психокоррекционные группы». По большей части психокоррекционные группы возникли в атмосфере благоприятствования индивидуальному самовыражению, которая характерна для последних двух десятилетий. Эти группы ориентированы скорее на развитие и рост личности, чем на избавление от расстройств.

Огромный вклад в развитие гуманистической психологии внёс Карл Роджерс. О его концепции позже будет рассказано подробнее. В групповой психологии есть одно течение, еще не вполне осознанное психотерапевтами. Речь идет об исследованиях групповой динамики психологами и социологами академического толка. Современная социология возникла в XIX веке как наука, изучающая взаимозависимость социальных явлений и общих закономерностей социального поведения людей, порожденную всевозрастающей индустриализацией общества (Cohen and Smith, 1976). Первые социологи, такие как Эмиль Дюркгейм и Георг Зиммель, сосредоточили свое внимание не столько на обществе в целом, сколько на процессах, происходящих в группах. Считается, что первый социально-психологический эксперимент провел Триплетт (Triplett, 1897), когда определил, насколько велосипедисты увеличивают скорость в присутствии других велосипедистов. Триплетт назвал этот феномен эффектом «социального облегчения» (social facilitation). Эффект «социального облегчения» служит примером проявления социопсихологического принципа, который помогает понять, что происходит в психокоррекционных группах. А вот второй пример: в 60-х годах исследователи пришли к заключению, что решения, принимаемые индивидами в одиночку, более консервативны, чем решения, принимаемые после обсуждения в группе. Эта тенденция идти на больший риск, когда решения принимаются с оглядкой на группу, получила название «сдвига к риску» (risky shift).

Такие британские психотерапевты, как С.X.Фоукс, У.У.Байон и X.Эзриел, считают, что группа живет по своим собственным законам, и заключают результаты экспериментальных исследований по групповой динамике. При таком подходе терапевт обращает внимание скорее на взаимодействия в группе или на развитие некоей общей для всей группы темы, чем на патологические состояния ее отдельных членов.

Терапевты, признающие необходимость учета групповой динамики, считают, что центральное место в истории психокоррекционных групп занимает Курт Левин, и рассматривают его «теорию поля» в качестве концептуального ядра теории групп. Он предположил, что «обычно легче изменить индивидов, собранных в группу, чем изменить любого из них по отдельности» (Rosenbaum and Berger, 1975; p. 16). Благодаря Левину и его коллегам исследования малых групп специалистами стали считаться вполне оправданными и заслуживающими доверия.

Бывший социальный психолог из Гарвардского университета Шютц получил академическое признание за работы под названием «FIRO» (Schutz, 1958), в которых он предпринял попытку соотнести психоаналитическую теорию с групповой динамикой. Ко времени прибытия в Эсален Шютц имел разностороннюю подготовку, включая знание психодинамической теории, биоэнергетики (см. 6-ю главу) и навыки проведения групп в НЛТ. Переработав свой опыт и объединив знания в единую систему, Шютц стал «гуру» движения инкаунтер-групп, назвав свою форму обучения «открытой встречей» (open encounter). Используя разработки Вильгельма Райха, Александра Лоуэна, Моше Фельденкрайса и Иды Рольф, всех тех телесных терапевтов, кого мы будем обсуждать в 6-й главе, Шютц разработал понятие о единстве тела и сознания — центральное в своей концепции открытой встречи. Его теоретические положения основываются на том, что эмоциональные конфликты выражаются через мышечное напряжение в различных областях тела, и любое психологическое воздействие, игнорирующее телесные ощущения, будет неполным. Основываясь на таком подходе, Шютц начал работать с эмоционально блокированными областями тела, изучая проблемы движения и телесные позы в условиях группы, и затем выдвинул программу активных телесных упражнений наряду с методиками вербальной конфронтации для осознания индивидуумом длительно подавляющихся эмоций.

Хотя современные группы в Эсалене используют принципы и методы психологического воздействия различных групповых подходов, складывается впечатление, что в современном групповом движении можно выделить, по крайней мере, два основных направления: первое — соматически, или телесно, ориентированные группы, например, группы первичной терапии, биоэнергетики и структурной интеграции; и второе — группы, в большей степени направленные на осознание внутриличностных и межличностных проблем. Это такие группы, как инкаунтер-группы, группы психодрамы и гештальт-группы, которые сами по себе являются очень популярными течениями, можно считать логическими предшественниками инкаунтер-групп. Многие лидеры инкаунтер-групп основывались на своем опыте гештальттерапии и психодрамы, который увеличивает способность невербального выражения эмоций.

Определение инкаунтер-группы Шютцем выделяет такие признаки этого понятия, как открытость и честность, сознавание себя и своего физического «Я», ответственность, внимание к чувствам и принцип «здесь и сейчас».

История тренингов

Когда возникли тренинги? Традиционно их возникновение принято связывать с деятельностью Курта Левина. В то же время, элементы современных тренингов можно встретить в описаниях подготовки военных, религиозных деятелей, а также деятелей искусства, и возраст этих описаний – сотни и даже тысячи лет.

Так, известны упражнения Леонардо да Винчи для живописцев:

ПРИМЕР: «Также я испытал на себе, что получается немалая польза от того, чтобы, лежа в постели в темноте, повторять в воображении поверхностные очертания форм, прежде изученные. это очень похвально и полезно для того, чтобы закреплять себе предметы в памяти».

«. Пусть один из вас проведет какую-нибудь прямую линию на стене, а каждый из вас пусть держит в руке тоненький стебелек или соломинку и отрезает от нее кусок такой длины, какою ему кажется первая линия, находясь при этом на расстоянии в десять локтей. «

«. Взять дротик или трость и рассматривать его с некоторого расстояния, и каждый пусть своим суждением оценит, сколько раз данная мера уложится в этом расстоянии. «

«. Или еще – кто лучше проведет линию длиной в локоть, а потом это измеряется натянутой нитью. «

На протяжении почти 500 лет существования Ордена иезуитов, важнейшую роль в формировании мышления и цели жизни каждого члена играли «Духовные упражнения», составленные в 1522 году основателем ордена Игнатием Лойолой.

ПРИМЕР: Для созерцания ада необходимо: «Представить себе ад:
1. в длину, ширину и высоту объятый пламенем;
2. слышать жалобные вопли и стоны, пронзительные крики, проклятья, смешанные с ропотом бушующего пламени;
3. запах дыма, серы, смолы и всякой гнили, наполняющий страшную пропасть;
4. ощущать горчайший вкус слез, проливаемых грешниками;
5. жар всепожирающего пламени. »

Читать еще:  Обратная связь в тренинге

Цитируется по источнику: «Новый завет Господа нашего Иисуса Христа. (В русском переводе с параллельными местами и приложениями), Издательство «Жизнь с Богом», Брюссель, 1979 г., с. 249.

В начале XX века К.С. Станиславским и его последователями были предложены многочисленные упражнения для тренинга актеров. Более 300 упражнений для актеров можно найти в книге: Гиппиус С.В., Гимнастика чувств, Л.- М., «Искусство», 1967 г. или в более позднем издании: Гиппиус С.В., Тренинг развития креативности. Гимнастика чувств, СПб, «Речь», 2001 г., 346 с.

Чуть позже стали развиваться разнообразные формы психической саморегуляции и выработки некоторых трудовых навыков. В 1922 г. американский психофизиолог Р. Д. Джейкобсон предложил систему прогрессирующей релаксации для снятия нервно-психического напряжения, а в 1932 г. немец Иоганнес Генрих Шульц разработал классический вариант аутогенной тренировки, основанной на эффекте снятия внутреннего напряжения внушенным расслаблением.

Метод Case-studies был впервые применен в Harvard Business School в 1924 году.

Якоб Морено в 1932 г. термином “групповая психотерапия” назвал групповую работу пациентов, занимающихся разработанной им психодрамой.

М.М. Бирштейн, молодая ленинградская исследовательница-экономист, в 1932 г. провела на ленинградском заводе пишущих машин, а в 1936 г. — на ленинградской фабрике «Красный ткач», разработанные ею деловые игры, которые она называла «организационно–производственными испытаниями». Темой «испытания», например, был процесс перехода фабрики на выпуск новой продукции без остановки производства. С 1939 г. работа была прекращена, после долгого перерыва развитие деловых игр возобновилось в 80-е годы» (см. также: Бирштейн М.М., Деловые игры. Рига, 1989 г.)

После Второй Мировой войны Куртом Левиным и его учениками создается в США Центр по изучению групповой динамики.

ПРИМЕР. «В результате исследований в мастерской межгрупповых отношений Курт Левин пришел к твердому убеждению, что большинство эффективных изменений в установках личности происходит в групповом, а не в индивидуальном контексте. Он утверждал, что для того чтобы выявить и изменить свои неадаптивные установки и выработать новые формы поведения, людям необходимо видеть себя такими, какими их видят окружающие. Разработанные К. Левином и К. Роджерсом теории групповой динамики и центрированной на клиенте терапии явились непосредственными источниками практики группового тренинга. В результате успешной работы мастерской межгрупповых отношений в 1947 г. в США создается Национальная лаборатория тренинга».

Евтихов О.В., Практика психологического тренинга, СПб, «Речь», 2005 г., с. 20.

Разработчик Теории Решения Изобретательских Задач (ТРИЗ) Генрих Саулович Альтшуллер проводил семинары по этой теории в г. Баку с 1948 года, используя ряд элементов современных тренингов – особенно в курсе Развития Творческого Воображения (РТВ).

Примеры деловых игр с использованием компьютера были предложены английским кибернетиком Стаффордом Биром в конце 60-х годов. В своей книге «Мозг фирмы» он описывает принципы построения систем, позволяющих участникам управлять виртуальной корпорацией, холдингом и даже целой страной (в частности – Чили).

В 70-е годы прошлого века в Лейпцигском и Йенском университетах под руководством М. Форверга был разработан метод, названный социально-психологическим тренингом. Средствами тренинга выступали ролевые игры с элементами драматизации, создающие условия для формирования эффективных коммуникативных навыков. Практической областью приложения разработанных М. Форвергом методов стала социально-психологическая подготовка руководителей промышленного производства.

В настоящее время известно несколько сотен разнообразных тренинговых направлений: от «тренинга по предотвращению торговли женщинами» до «тренинга для Тренеров».

Примечание от Редактора: на наш взгляд, история тренингов далеко не исчерпывается материалами этой небольшой статьи, поэтому приглашаем Читателей присылать свои дополнения.

История тренингов в России

Тема лекции д.п.н., профессора В.В. Петухова: Основные направления практической психологии личности, или психотерапии.
скачать видео

Самые начала

Ещё в начале ХХ века Станиславский, разработав свою систему, создал около трёхсот упражнений для актёров, которые до сих пор используют для развития эмоциональной гибкости и умения красиво выступать. Фактически, это был первый тренинг в России.

В тридцатых годах в Ленинграде М. Бирштейн провела несколько деловых игр, где руководство заводов училось управлению своими предприятиями. В начале сороковых в Красной армии стали проводиться «боевые сплачивания». На этих занятиях различные подразделения войск учились работать в связке (танкисты с пехотой, сапёры с танкистами и пр.).

С конца сороковых годов Г.С. Альтшуллер проводил занятия по разработанной им Теории Решения Изобретательских Задач (ТРИЗ), на которых развивалось творческое мышление и умение найти нестандартное решение.

Первые шаги психологических тренингов

Собственно психологические тренинги в Россию пришли скорее из-за рубежа. Первым источником была гуманистическая психология Карла Роджерса, исключительно позитивно воспринятая почти всем передовым составом тогдашнего психологического сообщества.

На тренинг Карла Роджерса, который он проводил в Советском Союзе, попасть было почти нереально из-за огромного количества желающих: в первую очередь туда стремились попасть преподаватели факультета психологии МГУ.

Вторым источником психологических тренингов в Советском Союзе оказалась психотерапевтическая деятельность, помощь людям, страдающим от нарушенных взаимоотношений, собственной нереализованности и другой личностной и социальной неустроенности. Тема «техники влияния» была в стране под запретом, но разве можно запретить помощь людям, которые в помощи нуждались? Психотерапевтическая работа пробила брешь запретов, психологические тренинги в рамках психотерапевтической работы получили право на жизнь.

Правда, с тех пор пошла традиция всю практическую психологию, в том числе, способствующую развитию личности, называть исключительно терапевтической работой, психотерапией. Смотри видеофрагмент из лекции В.В. Петухова: «Основные направления практической психологии, или психотерапии».

Таким образом, психологический тренинг развивался в первую очередь как психотерапевтический тренинг, несущий не развивающие, а лечебные, коррекционные или облегчающие душевные трудности цели.

В научной среде тренинги этой традиции стали называться группами социально-психологического тренинга (СПТ), в практической психологии, на зарождающемся рынке тренинговых услуг, они получили название «тренингов личностного роста».

Волна интереса

Итак, в конце семидесятых в Ленинграде появились группы социально-психологического тренинга (СПТ). В это же время в Москве уже работал знаменитый «Маленький Принц» – Клуб культуры общения, под руководством известного психолога А. П. Егидеса. Тренинги, проводимые А.П. Егидесом, новаторски отличались ориентированностью на прикладные вопросы жизни и шли скорее в поведенческой парадигме. Они были явлением в общественной жизни, но научной средой скорее игнорировались.

Тогда же, в восьмидесятых, начал работу Клуб практической психологии «Синтон», оказавший значительное влияние на развитие тренингов в России. В 90-х годах стал популярен Лайфспринг (другие названия его представительств в России: Весна жизни, Шаг в будущее, Открытый Форум и Первая тренинговая компания), одновременно с этим начали успешно развиваться тренинги по обучению НЛП и развиваться разнообразная тематика бизнес-тренингов.

Читать еще:  Тренинги коммуникативных навыков

С этого времени стало возможно говорить о стабильном и активном развитии тренингов в России.

Трудный рост

К сожалению, развитие шло не просто. Интерес к психологическим тренингам для задач бизнеса возрастал, но в эту нишу массовым образом пришли психологи-тренеры, умеющие только выслушивать, находить личностные проблемы и заниматься психотерапией. Бизнесмены хотели, чтобы их учили, но были против, чтобы их лечили. Результат – разочарование бизнеса в «тренингах личностного роста», дискредитация практической психологии.

Другая волна личностных тренингов поднялась в связи с увлечением эзотерикой. Эзотерический подход, несущий тайное знание, поиски путей просветления и подлинной духовности воплотились в тренинги с преимущественным использованием дыхательных и шаманских техник, динамические и статические групповые медитации. Эзотерические личностные тренинги в целом прошли мимо бизнес-сообщества, но в глазах людей с научным мировоззрением «тренинги личностного роста» и практическая психология в целом стали нередко ассоциироваться с шаманскими плясками под бубен.

ЭСТ-тренинги Вернера Эрхарда и Лайфспринг – сделали тренинги популярными в интеллектуальных и бизнес-кругах России, но использование жестких методов влияния и нетрадиционных для российского менталитета методов привлечения новых участников тренинга дало поводы для обвинений в зомбировании и сектантстве.

Сегодня и перспективы

Сегодня активно идет осмысление теоретических, концептуальных оснований особенностей деятельности психологов-практиков, что предопределяет изменение ситуации на тренинговом рынке, а также в сознании общества, в том числе в связи с развитием теоретических основ современной психологии и психотерапии. Одним из новых подходов в данной сфере является деятельность тренингового центра Синтон​​​​​​​, имеющего двадцатипятилетний опыт деятельности. Важной и трудной задачей является формирование авторитетных профессиональных сообществ, Ассоциаций, способных осуществлять общественный контроль и лицензирование тренинговой деятельности.

История тренингов в России

Тема лекции д.п.н., профессора В.В. Петухова: Основные направления практической психологии личности, или психотерапии.
скачать видео

Самые начала

Ещё в начале ХХ века Станиславский, разработав свою систему, создал около трёхсот упражнений для актёров, которые до сих пор используют для развития эмоциональной гибкости и умения красиво выступать. Фактически, это был первый тренинг в России.

В тридцатых годах в Ленинграде М. Бирштейн провела несколько деловых игр, где руководство заводов училось управлению своими предприятиями. В начале сороковых в Красной армии стали проводиться «боевые сплачивания». На этих занятиях различные подразделения войск учились работать в связке (танкисты с пехотой, сапёры с танкистами и пр.).

С конца сороковых годов Г.С. Альтшуллер проводил занятия по разработанной им Теории Решения Изобретательских Задач (ТРИЗ), на которых развивалось творческое мышление и умение найти нестандартное решение.

Первые шаги психологических тренингов

Собственно психологические тренинги в Россию пришли скорее из-за рубежа. Первым источником была гуманистическая психология Карла Роджерса, исключительно позитивно воспринятая почти всем передовым составом тогдашнего психологического сообщества.

На тренинг Карла Роджерса, который он проводил в Советском Союзе, попасть было почти нереально из-за огромного количества желающих: в первую очередь туда стремились попасть преподаватели факультета психологии МГУ.

Вторым источником психологических тренингов в Советском Союзе оказалась психотерапевтическая деятельность, помощь людям, страдающим от нарушенных взаимоотношений, собственной нереализованности и другой личностной и социальной неустроенности. Тема «техники влияния» была в стране под запретом, но разве можно запретить помощь людям, которые в помощи нуждались? Психотерапевтическая работа пробила брешь запретов, психологические тренинги в рамках психотерапевтической работы получили право на жизнь.

Правда, с тех пор пошла традиция всю практическую психологию, в том числе, способствующую развитию личности, называть исключительно терапевтической работой, психотерапией. Смотри видеофрагмент из лекции В.В. Петухова: «Основные направления практической психологии, или психотерапии».

Таким образом, психологический тренинг развивался в первую очередь как психотерапевтический тренинг, несущий не развивающие, а лечебные, коррекционные или облегчающие душевные трудности цели.

В научной среде тренинги этой традиции стали называться группами социально-психологического тренинга (СПТ), в практической психологии, на зарождающемся рынке тренинговых услуг, они получили название «тренингов личностного роста».

Волна интереса

Итак, в конце семидесятых в Ленинграде появились группы социально-психологического тренинга (СПТ). В это же время в Москве уже работал знаменитый «Маленький Принц» – Клуб культуры общения, под руководством известного психолога А. П. Егидеса. Тренинги, проводимые А.П. Егидесом, новаторски отличались ориентированностью на прикладные вопросы жизни и шли скорее в поведенческой парадигме. Они были явлением в общественной жизни, но научной средой скорее игнорировались.

Тогда же, в восьмидесятых, начал работу Клуб практической психологии «Синтон», оказавший значительное влияние на развитие тренингов в России. В 90-х годах стал популярен Лайфспринг (другие названия его представительств в России: Весна жизни, Шаг в будущее, Открытый Форум и Первая тренинговая компания), одновременно с этим начали успешно развиваться тренинги по обучению НЛП и развиваться разнообразная тематика бизнес-тренингов.

С этого времени стало возможно говорить о стабильном и активном развитии тренингов в России.

Трудный рост

К сожалению, развитие шло не просто. Интерес к психологическим тренингам для задач бизнеса возрастал, но в эту нишу массовым образом пришли психологи-тренеры, умеющие только выслушивать, находить личностные проблемы и заниматься психотерапией. Бизнесмены хотели, чтобы их учили, но были против, чтобы их лечили. Результат – разочарование бизнеса в «тренингах личностного роста», дискредитация практической психологии.

Другая волна личностных тренингов поднялась в связи с увлечением эзотерикой. Эзотерический подход, несущий тайное знание, поиски путей просветления и подлинной духовности воплотились в тренинги с преимущественным использованием дыхательных и шаманских техник, динамические и статические групповые медитации. Эзотерические личностные тренинги в целом прошли мимо бизнес-сообщества, но в глазах людей с научным мировоззрением «тренинги личностного роста» и практическая психология в целом стали нередко ассоциироваться с шаманскими плясками под бубен.

ЭСТ-тренинги Вернера Эрхарда и Лайфспринг – сделали тренинги популярными в интеллектуальных и бизнес-кругах России, но использование жестких методов влияния и нетрадиционных для российского менталитета методов привлечения новых участников тренинга дало поводы для обвинений в зомбировании и сектантстве.

Сегодня и перспективы

Сегодня активно идет осмысление теоретических, концептуальных оснований особенностей деятельности психологов-практиков, что предопределяет изменение ситуации на тренинговом рынке, а также в сознании общества, в том числе в связи с развитием теоретических основ современной психологии и психотерапии. Одним из новых подходов в данной сфере является деятельность тренингового центра Синтон​​​​​​​, имеющего двадцатипятилетний опыт деятельности. Важной и трудной задачей является формирование авторитетных профессиональных сообществ, Ассоциаций, способных осуществлять общественный контроль и лицензирование тренинговой деятельности.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector