Web-studio46.ru

Обучение и образование
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вышка литературное мастерство

Creative Writing School. Отзыв участника

Всем привет! С 10 июня по 20 августа 2018 года я учился в Creative Writing School – школе литературного мастерства под руководством Майи Кучерской. В этом обзоре я расскажу о достоинствах и недостатках этой школы – по моему личному мнению.

Но сначала обращусь к людям, которые везде видят рекламу. Так, к примеру, заминусовали мой пост про «Ридеро», не дочитав до недостатков платформы. И, видимо, не обратив внимания, что у меня куча обзоров на различные сервисы для писателей, и среди них хватает разгромных. Пожалуйста, прочитайте все от начала до конца внимательно и убедитесь, что написано аргументированно и искренне. А если и после этого вам будет видеться реклама – смело ставьте минус.

А теперь погнали!

Что это вообще такое

Creative Writing School (CWS) – школа литературного мастерства, основанная Майей Кучерской.

Кучерская – писатель, кандидат филологических наук, академический руководитель программы «Литературное мастерство» в НИУ ВШЭ. Именно из ее выступления на фестивале «Красная площадь» я и узнал о CWS. Точнее, кажется, я видел их сайт и раньше, но не приглядывался.

Среди преподавателей немало известных имен. Перечислять не буду, все можно найти у них на сайте.

Курсы в CWS разделяются по темам и формам. Темы самые разные: художка, нон-фикшн, литературный язык, сценарное мастерство… Есть очные курсы, есть заочные.

Курс, в котором я принял участие, назывался «Как писать прозу: теория и практика». Руководителем группы был писатель Дмитрий Данилов.

У курса было 2 варианта:

* С рецензированием – 16000 р.
* Без рецензирования – 10000 р.

Я сразу выбрал вариант с рецензированием, потому что второй, на мой взгляд, вообще не имеет смысла: берите книги по лит. мастерству да учитесь. И об этом я еще скажу ниже.

Курс заочный: 22 лекции (видео), 2 вебинара с возможностью задавать вопросы, 10 практических заданий (из них 8 – с рецензированием) и литература к заданиям.

Итак, что же можно сказать про сам курс? Постараюсь по традиции разбить по пунктам и указать плюсы и минусы каждого. Каждое достоинство отбито знаком «+», а каждый недостаток… угадайте сами.

Лекции – это видеоролики, которые последовательно выкладываются на специальный форум. Примерно половину читает Кучерская и половину — другие лекторы.

Темы лекций: Право сочинять, Захват и погружение, Образ читателя в тексте, Идея, Построение героя, Деталь, Диалог, Композиция текста, Энергия и напряжение, Пространство и время,
Редактура, Где и как опубликовать свой текст, Литературные премии.

+ Темы, освещаемые в лекциях, несомненно, важные. Большую часть материала писателю знать или необходимо, или крайне желательно.

— Исключительно этого материала явно недостаточно, чтобы научиться прилично писать. Если вы внимательно прослушаете все лекции, но кроме них ничего не читали по драматургии, у вас, скорее всего, останется в голове полная каша. Или, в лучшем случае, как говорится, «разрозненные знания».

+- Лично для меня минусом является то, что лекции в принципе представлены в виде видео. Я лучше воспринимаю текст. Особенно в тех вопросах, где не нужна наглядность, а большая часть хронометража лекций – это просто говорящая голова. Тем не менее, наверняка у многих дело обстоит как раз наоборот, и видео – это плюс.

Структура и логика

+ Видно, что при планировании курса его создатели старались действовать логично. Курс лекций преследует цель последовательно подготовить писателя.

+ В более глубоком смысле, в самих лекциях, структура тоже видна. К примеру, если рассматривать только лекции Кучерской, то в них я не заметил никаких противоречий. Не со всеми ее утверждениями я согласен, но, по крайней мере, они не противоречат друг другу.

— А вот если добавить к анализу лекции других преподов, то получаим кучу взаимоисключающих параграфов.

Кучерская: «Второстепенному персонажу нужна одна доминирующая черта, больше не надо». Эдельштейн: «Второстепенному персонажу нужна не одна доминирующая черта, а две конфликтующих».

Здесь стоит сказать, что противоречивые утверждения — вообще бич драматургии и литературного мастерства. Какой-то единой классической школы не существует, есть только сотня вариантов «авторского видения». Так что противоречия — не недостаток CWS, а, скорее, свойство всей области знаний.

Стоит также упомянуть такую тему, как ясность и однозначность формулировок. Это, на мой взгляд, крайне важный для понимания фактор. И вот в некоторых важных вопросах он хромает.

Одно из ключевых понятий для драматического произведения – это идея. Джеймс Фрэй в своей замечательной книге «Как написать гениальный роман» (к ней я еще вернусь) приводит различные определения этого понятия. Лично я бы охарактеризовал это понятие так:

«Идея – утверждение, доказываемое на протяжении художественного произведения».

Теперь давайте взглянем на определения из лекций CWS.

Майя Кучерская: «Идея – это смысл, сердце, душа произведения, его суть».

Правильно? Да, однозначно, правильно. Но очень уж размыто! Я это определение понял, но у меня большие сомнения, что его поймет тот, кто впервые знакомится с литературным мастерством по лекциям CWS.

Дмитрий Быков: «Идея произведения – это всегда некоторая мысль, изложенная единственно возможным образом».

Правильно? Ну… не думаю. Я с этим утверждением не согласен. На мой взгляд, идея может быть выражена в разных сюжетах и разных формах. Но важно не то, что я не согласен с Быковым, а то, что его лекция противоречит лекции Кучерской и главе из романа Фрэя, который, к слову, присутствует в литературных материалах к данной лекции.

Польза лекций — лично для меня

Курс CWS во многом перекликается с книгой Фрэя «Как написать гениальный роман». 3 из 10 заданий содержат в списке литературы ссылки на Фрэя, другие тоже местами перекликаются. Это не удивительно. Как я писал в своем обзоре, я считаю книгу Фрэя очень полезной.

И возникает вопрос: а нужен ли вообще курс CWS? Дал ли он мне что-то новое?

Ответ: да. Дал. Но не очень много. Однозначно новыми и полезными для меня были следующие уроки:

Лекция №2 – про использование органов чувств читателя.

Лекция №22 – про публикацию произведений. Из этой лекции, а также из общения с мастером группы я узнал про такую штуку, как «Журнальный зал». Про многие толстые журналы, там представленные, я знал и раньше, но не был в курсе, что они объединены в удобный перечень.

В остальном информация была либо не новой, либо, на мой взгляд, неприменимой. Но это не стоит записывать в недостатки курса. Человек, который за книги по драматургии не брался, скорее всего, найдет новой всю представленную информацию!

Практические задания и рецензии

Практика – вот где закрепляются знания и оттачиваются навыки. Хотя меня всегда ломает делать всякие упражнения вместо того, чтобы работать над цельными произведениями, должен признать, что составлены задания грамотно. К каждому прилагается список литературы и развернутая инструкция. Приводить тексты заданий целиком не буду, но обрисую некоторые из них своими словами:

* Описать один физический предмет так, чтобы захватить читателя. Задействовать все органы чувств.
* Написать внутренний монолог героя, получившего катастрофическое известие.
* Написать опосредованный диалог с конфликтом и развязкой.
* Написать финальный рассказ.

Это несколько примеров заданий. Всего же их 10. Плюс некоторые из них имеют несколько вариантов на выбор.

Читать еще:  Вышивка на фатине мастер класс

Рецензии мастера меня устроили полностью. Я не во всем был согласен с Даниловым, но это неизбежно. Главное, что подход был сугубо профессиональным и грамотным. Мне его рецензии помогли, хоть и не сказать, что дали много нового: в основном он одобрял мои работы. Но замечания, которые он высказывал, пришлись весьма кстати.

О технической стороне дела

+ Видео сняты качественно, даже стильно.

+ Общение на форуме организовано грамотно. Есть возможность задать вопрос мастеру, чем я активно пользовался.

— Громкость звука в лекциях часто пляшет. Иногда отлично слышно, а иногда приходится колонки скотчем к ушам приматывать, чтобы что-то разобрать.

Работа происходит на учебной платформе Eliademy.

+ С компа все работает замечательно.

— С мобильника – плохо. Пару раз пытался слушать лекции с мобильника, но 1) тихо, 2) в кармане от нажатия постоянно что-то перематывается или кликается, 3) медленно грузится. Работать с форумом с мобилы тоже неудобно, другой вопрос, что и незачем.

Скачать лекции официально нельзя, но при желании способ найти можно, у меня это заняло минут 15. И это, между прочим, решает вопрос с прослушкой с мобилы. Но нужно запариться: качать, а потом загружать на телефон.

Через некоторое время после завершения курса лекции становятся недоступны. За это время вам надо их запомнить или законспектировать. Ну или спиратить.

+ После завершения курса всем высылается конспект лекций.

— Этот конспект почти бесполезен. По сути, в него включены только тезисы. Например, такие:

А сама лекция длится 12 минут:

Как вы понимаете, конспекты и близко не подходят по полноте раскрытия материала к лекциям, так что рассчитывать на них не стоит.

Как я уже писал, общение на форуме организовано хорошо. Рецензию можно получить не только от мастера, но и от коллег: есть специальные ветки, где участники выкладывают свои работы и комментируют чужие. Обстановка доброжелательная.

Интересный факт. Одной из участниц CWS не понравились рецензии ее мастера, и ее перевели в группу к другому мастеру. Я считаю, это показывает клиентоориентированность школы: молодцы, что учитывают пожелания участников.

Creative Writing School – хорошая школа. Ознакомиться с теорией, пообщаться с мастером и коллегами – полезно! Но не ждите, что один такой курс сделает вас писателем. Я остаюсь при своем мнении, что самый главный и лучший обучающий материал – это книги по литературному мастерству. И, конечно, хорошая художественная литература – но это уж очевидно.

Однако сам материал качественный, а рецензии от профессионала – очень ценная штука. Так что рекомендую каждому оценить собственные знания и потребности и принимать решение.

Команда CWS явно старается предоставлять качественные услуги, я им за это благодарен и желаю успехов и дальнейшего развития!

Спасибо за прочтение. Если вы хотите узнавать о новых моих статьях и произведениях, подписывайтесь на соцсети. Там много всего интересного. До скорого!

Магистратура «Литературное мастерство» ВШЭ готовит переводчиков

За специализацию «художественный перевод», стартующую в новом учебном году, отвечает потомственный переводчик Дмитрий Харитонов

Текст: Андрей Мягков
Фото: Татьяна Филиппова(hse.ru); Даниил Примак(daily.afisha.ru)

Логичный и ожидаемый шаг: выпустив этим летом своих первых дипломированных учеников, магистерская программа Майи Кучерской расширяется, и теперь будет учить не только писать, но и переводить — пока что с очевидного английского. Студенты, решившие освоить это неблагодарное ремесло (как минимум в денежном отношении — всячески обращать на это внимание уважаемых издателей нас просил в том числе Алексей Поляринов), будут изучать как общие с писателями дисциплины, так и целенаправленно углубляться в историю и теорию перевода. О практике даже не заикаемся — разумеется, для нее припасли отдельные семинары.

Руководить процессом будет Дмитрий Харитонов — сын замечательного переводчика Владимира Харитонова, который, по словам Александра Гениса, «владел языковым тактом, абсолютным, как слух скрипача». Надеемся, что Дмитрий привык к таким генеалогическим комплиментам и не смущается — тем более что смущаться ему совершенно незачем: сам он занимается художественным переводом уже добрый десяток лет, да и преподавательский опыт имеется — все в той же Вышке он читал курс, посвященный Новой журналистике, а затем обучал студентов «Литературного мастерства» редактированию. Среди переведенных им книг: «Пчелы мистера Холмса» Митча Каллина и «Тони и Сьюзен» Остина Райта, а также литературоведческий magnum opus Гарольда Блума «Западный канон».

Но кто лучше самого Дмитрия расскажет о том, что ждет будущих переводчиков? Руководствуясь этими благими соображениями, мы связались с Харитоновым и задали ему несколько вопросов.

Учебная программа уже готова? Чем будете «мучить» своих студентов на практических занятиях?
Дмитрий Харитонов: Учебная программа готова и вписана в красивые планы «Литературного мастерства», программа же творческого семинара с наслаждением достраивается, причем так, чтобы при необходимости меняться — например, если кто-то из участников семинара захочет предложить для разбора или перевода какой-нибудь «внепрограммный» текст. Вообще мы будем переводить все на свете (пусть и не все целиком): рассказы, романы, стихи, эссе, письма, мемуары, дневники, репортажи, расследования, исследования, фильмы; будем редактировать, комментировать, обсуждать, разбирать, сравнивать, рецензировать переводы — хорошие и плохие, чужие и свои; будем, наконец, читать и разговаривать о переводе — и между собою, и с нашими гостями, у которых будем учиться.

Можете назвать вещи, которые выгодно отличают переводческую магистратуру ВШЭ от того же Литинститута, где перевод, например, до сих пор преподает Виктор Петрович Голышев?
Дмитрий Харитонов: У наших переводчиков будет возможность учиться еще и тому, чему будут учиться писатели — то есть обращаться к истории и теории художественной и «нехудожественной» литературы, к театру и кино, к работе над сценариями, биографическими, эссеистическими и рекламными текстами, к устройству современного книжного рынка… Иными словами, развивать в себе чуть не все творчески-гуманитарное, что им будет угодно. Виктор Петрович уникален, но и наша магистратура не лыком шита — процитирую фейсбучную рекламу «Литературного мастерства»: «Среди наших преподавателей — переводчики и просветители Александра Борисенко и Виктор Сонькин, известный американист Татьяна Венедиктова, писатели Майя Кучерская и Марина Степнова, критик Галина Юзефович, поэты Сергей Гандлевский и Лев Оборин». А ведь тут же Школа филологии со своим звездным составом; свет этих звезд и до переводчиков досягать может.

Есть какие-то планы по трудоустройству студентов? Может быть, создать какую-то переводческую артель или что-то в этом духе?
Дмитрий Харитонов: Перевод все же дело частное, артельный дух ему чужд — но это не значит, что всякая более или менее коллективная деятельность ему противопоказана; так и самый экзистенциально одинокий человек — существо, как правило, отчаянно социальное, и любое осмысленное творчество есть довольно мощное проявление этой социальности. Перевод, разумеется, не исключение. Поэтому артель не артель, но какую-то меру творческой солидарности создадим и будем направлять в профессиональное русло: достойных сочинений хватает, а соответствующих им переводчиков — не вполне.

И последний вопрос: первая книга, которую вы переводили — «A Slight Trick of the Mind» Митча Калина, — в итоге вышла под названием «Пчелы мистера Холмса». Почему? Если это «проделки» издательства — то насколько часто они случаются и стоит ли вашим ученикам готовиться к чему-то подобному?
Дмитрий Харитонов: Это вовсе не «проделки» — так роман назывался в переводе на французский, вот и взяли французское название как более манкое. Никакого насилия над моей работой никогда не совершалось, хотя, конечно, насилия в этих делах сколько угодно: плохой перевод — это насилие над текстом, плохая редактура — над переводчиком, плохое руководство — над редактором, плохое издание — над читателем… Позывы к насилию хорошо бы в себе подавлять, и кому-то перевод, наверное, может в этом помочь. В нем ведь главное — сохранить, не испортить. Это, среди прочего, если не школа, то приготовительный класс гуманизма: он учит бережно относиться к тексту, уважительно к автору, товарищески к редактору, сочувственно к читателю, ответственно к литературе и справедливо к себе.

Читать еще:  Школа театрального мастерства москва

Как написать свою первую пьесу

Студенты Вышки умеют не только устраивать бунты и выживать 4 сессии в год, но и писать собственные пьесы. Арина Бойко, выпускница ФГН Вышки, написала пьесу «Стопроцентная любовь…» — спектакль по ней недавно показали на фестивале «Боль», его можно было посмотреть в ЦИМе, а само произведение вошло в лонг-лист на фестивале «Любимовка». Мы поговорили с Ариной и с режиссером спектакля о разном восприятии драматургии, феминизме и о том, как же все-таки написать свою первую пьесу.

Арина Бойко

выпускница ОП «Философия» и магистерской программы «Литературное мастерство» НИУ ВШЭ, драматург

Арина — автор пьесы «Стопроцентная любовь огонь страсти полноценных желаний отношений к тебе от меня» и выпускница Вышки. Бакалавриат окончила по специальности «Философия» и говорит, что этот факультет в целом оказал на нее большое влияние:

«После окончания школы я была растеряна, думала, что пойду уже тогда в Литературный институт им. Горького или во ВГИК, но понимала, что у меня нет какой-то базы для учебы в этих университетах»

Арина отмечает, что на философию ее направили родители, и именно во время учебы там Арина впервые начала писать пьесы. Сначала она подалась на стажировку в ЦИМ, где осталась работать в пресс-службе — писала анонсы мероприятий и делала посты в социальных сетях. Попав в творческую среду, Арина очень вдохновилась пьесами других драматургов, а после того, как отучилась в литературной мастерской режиссера Саши Денисовой, начала активно писать пьесы. Первым произведением, которое написала Арина в команде, стала пьеса про вегетарианцев. Бойко рассказывает, что знакомство с этим жанром произошло не сразу:

«До кружка я вообще мало знала о театре, слово “пьеса” звучало для меня очень старомодно. Но мастерская сильно изменила мое представление о жанре. Там я впервые узнала о фестивале «Любимовка» (пьеса Арины попала в лонг-лист фестиваля в 2017 годуприм. The Vyshka), и в целом пьеса перестала казаться мне скучным жанром. Скорее наоборот, она очень привлекательна: по сравнению с опубликованной статьей или рассказом, ты можешь непосредственно увидеть реакцию людей на твое произведение, если по ней поставят спектакль — кто-то смеется, кому-то скучно, кто-то выходит из зала»

После окончания философского Арина поступила на магистерскую программу Вышки «Литературное мастерство», а осенью прошлого года уехала на семестр по обмену в George Mason University, штат Вирджиния. Арина рассказывает, что магистратура в Вышке учит всему и сразу, в то время как в США ты можешь выбрать какую-то специализацию, связанную с разными видами литературного мастерства. К тому же там учатся три года, а в России — два. Арина отмечает, что в американском университете дают очень много фидбэка, и преподаватели в целом уделяют большое внимание работам студентов. Но Бойко говорит, что это специфика George Mason в целом.

Пьеса «Стопроцентная любовь…» появилась в лаборатории ЦИМа, которую Арина организовала со своими подругами-коллегами, в том числе с драматургом Натальей Зайцевой. Последняя стала режиссером пьесы, а в рамках лаборатории написала свою первую пьесу Siri — по ней в ЦИМе также поставлен спектакль.

На вопрос «Как родилась идея пьесы, которая представляет из себя переписку двух подруг?», Арина отвечает:

«Я просто приносила в лабораторию свои переписки. Сначала они были меньше, затем я написала все до конца. Мою идею поддержали, сказали, что это очень интересно, но затем встал вопрос “А для чего все это нужно?”. В пьесе нет строгого сюжета, поэтому нужно было придумать концептуальную рамку. Наташа предложила такой формат: в спектакле эту переписку читают люди в полицейской форме, потому что им скучно. Это как раз и задает некоторую рамку, некий третий взгляд, который смотрит на все извне»

Изначально в пьесе Арина также подразумевала, что все переписки «Вконтакте» прочитываются ФСБ — таким образом появился взгляд со стороны, который обрамляет историю. Сама пьеса во многом автобиографична и документальна.

Пьесу можно трактовать по-разному. По словам Арины, с одной стороны, это постирония и некоторое обесценивание происходящего, а с другой стороны, у зрителей рассказ про повседневность вызывает разные эмоции: кому-то смешно и грустно, кто-то злится на примитивный язык. Нравится Арине и то, что многие определяют пьесу как феминистскую, хотя она едва проходит тест Бекдел на гендерную предвзятость — разговор все же преимущественно о мужчинах.

Примечательно, что у и Натальи, и у Арины эта пьеса — дебют в новой театральной роли, и Бойко приятно вдвойне, что спектакль был создан женщинами.

Последнее, что стоит отметить, — участие Арины в стендапе. Все началось опять же с кружка в ЦИМе, где девушка часто шутила про соседей по квартире, детство, проведенное в военном городке, и про себя как единственного ребёнка в семье. Арине даже удалось поучаствовать в «Открытом микрофоне» на ТНТ. По ее мнению, выступления на сцене поднимают веру в собственные писательские способности.

Наталья Зайцева

драматург, автор пьес «Siri», «Абьюз», режиссёр спектакля «Стопроцентная любовь..»

Карьера Натальи в качестве драматурга началась с пьесы Siri, фантастической истории о будущем, в котором компьютеры станут еще более умными. Ее поставил Андрей Кузмин-Тарасов в ЦИМе, а затем драматург написала в творческой лаборатории ещё одну работу под названием «Абьюз» (режиссер Иван Комаров — прим. The Vyshka), которая также идет в ЦИМе.

С пьесой «Стопроцентная любовь…» будущая режиссер была знакома еще до победы произведения на фестивале «Любимовка»: девушки-коллеги, Арина Бойко и сама Наталья устроили мини-лабораторию, в которой собирались на читки и обсуждение пьес. Там и появилась «Стопроцентная любовь…». После победы произведения на фестивале Наталья Зайцева подумала, что было бы неплохо поработать с этим произведением и попробовать себя в качестве режиссера: во-первых, пьеса привлекла ее своим остроумием, во-вторых, в ней всего две героини, и не было нужды подбирать большой актерский состав.

Наталья вспоминает, что ей казалось, будто бы переписка двух подруг, задокументированная Ариной, есть в закромах у каждого, и каждый иногда думал, переписываясь с кем-нибудь: «Как это остроумно, жалко, что этого не видит никто, кроме меня. Из этого же просто необходимо делать пьесу!».

К тому же, по мнению Зайцевой, у Бойко есть очень редкий талант стендапера емко писать смешные вещи — и ей удалось сделать из пьесы меткое собрание слоганов и твитов

Наталья говорит, что ей в целом намного легче работать с молодыми дебютантами. Режиссер спектакля обычно не замечает разницы в возрасте и считает, что уважение должно определяться не списком достижений или возрастом, а хорошим отношением к человеку — по ее мнению, такой подход в ней сформировал феминизм. Она также отмечает, что ее образ жизни имеет схожие черты с образом жизни поколения Z: творческий человек, снимает квартиру, живет фрилансом и постоянно занимается самообразованием, хотя уже и не является студенткой.

Читать еще:  Вгик преподаватели актерского мастерства

Кроме занятий театром Наталья пишет для журнала «Нож» и ведет свой телеграм-канал «Check your age privilege», который изначально был посвящен эйджизму, дискриминации по возрасту. Какое-то время назад она поняла, что все свои программные посты о феминизме и эйджизме уже написала, и дальше ей захотелось рассуждать на более широкие темы. Постепенно канал превратился в личный интеллектуальный дневник.

Недавно Наталья написала новую пьесу, которая называется «По грибы». Сюжет заключается в том, что человеческий проект придумали грибы и что это царство намного более умное, чем царство растений или животных. Идея пришла к Зайцевой во время совместного похода в лес за грибами с друзьями. Наталья замечает, что для первой читки она не успела отщипнуть чайный гриб у друзей и вырастить его дома, поэтому пришлось купить несколько бутылок из «Вкусвилла». И вот так сначала чайный гриб слушал пьесу, а затем все желающие могли им угоститься.

Возвращаясь к пьесе «Стопроцентная любовь…», можно вспомнить, что героинь всего две, но на сцене играют три человека: двое мужчин в полицейской форме, которые читают переписку, и девушка, которая находится как бы «над» ситуацией. Зайцева говорит, что команда быстро поняла — без третьего человека ей не обойтись: спектакль и так похож на читку, что и заложено в пьесе, но третий человек завершает визуальный слой спектакля. По словам Натальи, наличие третьего человека также намекает, что в коммуникации двух людей всегда есть кто-то третий, даже если они общаются в интернете.

Наталья соглашается с мнением, что пьесу можно назвать феминистской. Изначально такое определение ей дало жюри «Любимовки» — режиссер отмечает, что жюри состоит преимущественно из мужчин. Несмотря на то, что в произведении девушки разговаривают о любви, о мужчинах, Зайцева полагает, что их чувства и откровенность, дружеская связь являются основной силой текста, поэтому эту пьесу и можно считать вполне феминистской.

Режиссеру нравится разное восприятие трагичности — она считает, что по-настоящему трагичными люди ее поколения считают вещи, связанные со смертью и физическим страданием, бедностью и иными ситуациями, которую ставят твою жизнь под угрозу. А в пьесе, на первый взгляд, будто бы нет никакого горя: две молодые девушки учатся в Вышке, страдают от безответной любви.

Наталья считает, что по меркам «взрослых» это не всегда является страданием

По ее словам, в пьесе все намного глубже. Здесь ощущается опасность: полицейские олицетворяют грубую вертикальную силу, и власть угрожает всем девочкам как «классу», лишенному власти, но вместе с тем очень сильному.

Когда драматург работала над пьесой «Абьюз», ей на самом деле хотелось создать произведение о том, что девочки — это «самые сильные создания на земле, и им приходится многое выносить на своих плечах». В пьесе «Стопроцентная любовь…», по мнению Натальи, тоже есть такой мотив: за кажущейся легкомысленностью текста и симпатичными фотографиями одной из героинь прячется жизнь, с которой они сталкиваются ежедневно, и в ней есть совсем не радостные вещи: абьюз, пренебрежение, насилие, ответственность женщин за близких. Наталья чувствует этот контраст, и он вызывает у нее щемящие чувства.

В конце пьесы героини говорят друг другу: «Я скучаю, Женя», «Я скучаю, Арина, тоже», «Спокойной ночи», «Спокойной ночи». Наталья признается, что ей кажется, будто они прощаются навсегда.

Текст: Даша Новичкова
Фото: Валерия Рик, Александр Петров
Редактор: Светлана Киселева

В ВШЭ будут готовить магистров по программе «Литературное мастерство»

О программе «Литературное мастерство»

Обучение будет вестись на русском языке, курс рассчитан на два года. Вступительные испытания в 2017 году — портфолио и собеседование.

Программа нацелена на подготовку универсальных специалистов, писателей в самом широком смысле этого слова — сочинителей художественной прозы и научно-популярных текстов, сценаристов, драматургов, копирайтеров.

Выпускники получат подготовку для работы в различных творческих сферах, а также медиа, СМИ, книгоиздании, высшем и дополнительном образовании, компаниях по разработке видеоигр, рекламно-коммуникационных и аналитико-консалтинговых агентствах.

Программа сочетает практическое и академическое направление, изучение техник письма и подготовку по истории и теории литературы и культуры. В рамках курса студенты будут практиковаться, изучать техники литературного письма, поэтику литературы, современного театра и кино.

Преподаватели программы — сотрудники школы филологии НИУ ВШЭ и приглашённые практики, известные писатели, издатели и сценаристы.

Магистратура будет выпускать профессиональных литераторов, хотя в дипломе выпускников в первый год будет указана специальность «филолог».

Основная задача магистратуры, по словам её создателей, — повысить уровень грамотности современной российской словесности в целом.

Всего на курс будет набрано 20 студентов: есть 15 бюджетных и пять платных мест (для иностранцев).

«Такой программы, такого проекта пока не было ни в системе российского образования, ни в моей собственной жизни. Наша программа соединяет практику и просвещение: изучение техник литературного письма с курсами по поэтике литературы, современного театра, кино. Собственно, мы будем готовить писателей, писателей с маленькой буквы, если угодно — райтеров», — сообщила Майя Кучерская новостной службе ВШЭ.

По её мнению, в современной русской литературе не хватает профессионализма. «Авторы, часто даже лучшие, не ведают о том, как грамотно выстроить текст, как слепить героя, как удерживать напряжение, как начинать и заканчивать. Сверхзадача магистратуры «Литературное мастерство» — повысить уровень грамотности современной отечественной словесности», — сказала Кучерская.

О Майе Кучерской

Значительный резонанс вызвала первая книга прозы Кучерской «Современный патерик. Чтение для впавших в уныние» — сборник историй, рассказов и анекдотов, посвящённых современной жизни Русской православной церкви. Опубликованная впервые в журнале «Знамя» в 2004 году, в следующем году она вышла отдельным изданием в издательстве «Время», затем неоднократно переиздавалась и была удостоена Бунинской премии (2006).

В 2005 году в серии ЖЗЛ также была опубликована книга «Константин Павлович», написанная по материалам диссертации.

Переписав свою юношескую повесть 1996 г., Кучерская в 2006 г. закончила роман «Бог дождя», вышедший в 2007 г. в издательстве «Время» и отмеченный премией «Студенческий Букер».

Майя Кучерская — автор многих научных, научно-популярных и критических статей в различных изданиях. В её профессиональные интересы входят массовая культура и литература XIX и начала XX века, мифология массового сознания, средневековая литература, современная русская проза и др.

В сентябре 2012 года вышел новый роман писательницы «Тётя Мотя». В 2013 году роман вошёл в короткий список премии «Большая книга» и премии «Ясная Поляна».

Весной 2014 года Майя Кучерская выпустила сборник рассказов «Плач по уехавшей учительнице рисования».

В 2016 году в соавторстве с психологом Татьяной Ойзерской Майя Кучерская выпустила популярную книгу о счастье «Сглотнула рыба их. »

Майя Кучерская преподаёт в Национальном исследовательском университете Высшая школа экономики, ведёт курсы «Система западной словесности», «Русская литература второй половины XIX века» и др. Колумнист газеты «Ведомости».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector