Web-studio46.ru

Обучение и образование
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ниу вшэ литературное мастерство

Creative Writing School. Отзыв участника

Всем привет! С 10 июня по 20 августа 2018 года я учился в Creative Writing School – школе литературного мастерства под руководством Майи Кучерской. В этом обзоре я расскажу о достоинствах и недостатках этой школы – по моему личному мнению.

Но сначала обращусь к людям, которые везде видят рекламу. Так, к примеру, заминусовали мой пост про «Ридеро», не дочитав до недостатков платформы. И, видимо, не обратив внимания, что у меня куча обзоров на различные сервисы для писателей, и среди них хватает разгромных. Пожалуйста, прочитайте все от начала до конца внимательно и убедитесь, что написано аргументированно и искренне. А если и после этого вам будет видеться реклама – смело ставьте минус.

А теперь погнали!

Что это вообще такое

Creative Writing School (CWS) – школа литературного мастерства, основанная Майей Кучерской.

Кучерская – писатель, кандидат филологических наук, академический руководитель программы «Литературное мастерство» в НИУ ВШЭ. Именно из ее выступления на фестивале «Красная площадь» я и узнал о CWS. Точнее, кажется, я видел их сайт и раньше, но не приглядывался.

Среди преподавателей немало известных имен. Перечислять не буду, все можно найти у них на сайте.

Курсы в CWS разделяются по темам и формам. Темы самые разные: художка, нон-фикшн, литературный язык, сценарное мастерство… Есть очные курсы, есть заочные.

Курс, в котором я принял участие, назывался «Как писать прозу: теория и практика». Руководителем группы был писатель Дмитрий Данилов.

У курса было 2 варианта:

* С рецензированием – 16000 р.
* Без рецензирования – 10000 р.

Я сразу выбрал вариант с рецензированием, потому что второй, на мой взгляд, вообще не имеет смысла: берите книги по лит. мастерству да учитесь. И об этом я еще скажу ниже.

Курс заочный: 22 лекции (видео), 2 вебинара с возможностью задавать вопросы, 10 практических заданий (из них 8 – с рецензированием) и литература к заданиям.

Итак, что же можно сказать про сам курс? Постараюсь по традиции разбить по пунктам и указать плюсы и минусы каждого. Каждое достоинство отбито знаком «+», а каждый недостаток… угадайте сами.

Лекции – это видеоролики, которые последовательно выкладываются на специальный форум. Примерно половину читает Кучерская и половину — другие лекторы.

Темы лекций: Право сочинять, Захват и погружение, Образ читателя в тексте, Идея, Построение героя, Деталь, Диалог, Композиция текста, Энергия и напряжение, Пространство и время,
Редактура, Где и как опубликовать свой текст, Литературные премии.

+ Темы, освещаемые в лекциях, несомненно, важные. Большую часть материала писателю знать или необходимо, или крайне желательно.

— Исключительно этого материала явно недостаточно, чтобы научиться прилично писать. Если вы внимательно прослушаете все лекции, но кроме них ничего не читали по драматургии, у вас, скорее всего, останется в голове полная каша. Или, в лучшем случае, как говорится, «разрозненные знания».

+- Лично для меня минусом является то, что лекции в принципе представлены в виде видео. Я лучше воспринимаю текст. Особенно в тех вопросах, где не нужна наглядность, а большая часть хронометража лекций – это просто говорящая голова. Тем не менее, наверняка у многих дело обстоит как раз наоборот, и видео – это плюс.

Структура и логика

+ Видно, что при планировании курса его создатели старались действовать логично. Курс лекций преследует цель последовательно подготовить писателя.

+ В более глубоком смысле, в самих лекциях, структура тоже видна. К примеру, если рассматривать только лекции Кучерской, то в них я не заметил никаких противоречий. Не со всеми ее утверждениями я согласен, но, по крайней мере, они не противоречат друг другу.

— А вот если добавить к анализу лекции других преподов, то получаим кучу взаимоисключающих параграфов.

Кучерская: «Второстепенному персонажу нужна одна доминирующая черта, больше не надо». Эдельштейн: «Второстепенному персонажу нужна не одна доминирующая черта, а две конфликтующих».

Здесь стоит сказать, что противоречивые утверждения — вообще бич драматургии и литературного мастерства. Какой-то единой классической школы не существует, есть только сотня вариантов «авторского видения». Так что противоречия — не недостаток CWS, а, скорее, свойство всей области знаний.

Стоит также упомянуть такую тему, как ясность и однозначность формулировок. Это, на мой взгляд, крайне важный для понимания фактор. И вот в некоторых важных вопросах он хромает.

Одно из ключевых понятий для драматического произведения – это идея. Джеймс Фрэй в своей замечательной книге «Как написать гениальный роман» (к ней я еще вернусь) приводит различные определения этого понятия. Лично я бы охарактеризовал это понятие так:

«Идея – утверждение, доказываемое на протяжении художественного произведения».

Теперь давайте взглянем на определения из лекций CWS.

Майя Кучерская: «Идея – это смысл, сердце, душа произведения, его суть».

Правильно? Да, однозначно, правильно. Но очень уж размыто! Я это определение понял, но у меня большие сомнения, что его поймет тот, кто впервые знакомится с литературным мастерством по лекциям CWS.

Дмитрий Быков: «Идея произведения – это всегда некоторая мысль, изложенная единственно возможным образом».

Правильно? Ну… не думаю. Я с этим утверждением не согласен. На мой взгляд, идея может быть выражена в разных сюжетах и разных формах. Но важно не то, что я не согласен с Быковым, а то, что его лекция противоречит лекции Кучерской и главе из романа Фрэя, который, к слову, присутствует в литературных материалах к данной лекции.

Польза лекций — лично для меня

Курс CWS во многом перекликается с книгой Фрэя «Как написать гениальный роман». 3 из 10 заданий содержат в списке литературы ссылки на Фрэя, другие тоже местами перекликаются. Это не удивительно. Как я писал в своем обзоре, я считаю книгу Фрэя очень полезной.

И возникает вопрос: а нужен ли вообще курс CWS? Дал ли он мне что-то новое?

Ответ: да. Дал. Но не очень много. Однозначно новыми и полезными для меня были следующие уроки:

Лекция №2 – про использование органов чувств читателя.

Лекция №22 – про публикацию произведений. Из этой лекции, а также из общения с мастером группы я узнал про такую штуку, как «Журнальный зал». Про многие толстые журналы, там представленные, я знал и раньше, но не был в курсе, что они объединены в удобный перечень.

В остальном информация была либо не новой, либо, на мой взгляд, неприменимой. Но это не стоит записывать в недостатки курса. Человек, который за книги по драматургии не брался, скорее всего, найдет новой всю представленную информацию!

Практические задания и рецензии

Практика – вот где закрепляются знания и оттачиваются навыки. Хотя меня всегда ломает делать всякие упражнения вместо того, чтобы работать над цельными произведениями, должен признать, что составлены задания грамотно. К каждому прилагается список литературы и развернутая инструкция. Приводить тексты заданий целиком не буду, но обрисую некоторые из них своими словами:

* Описать один физический предмет так, чтобы захватить читателя. Задействовать все органы чувств.
* Написать внутренний монолог героя, получившего катастрофическое известие.
* Написать опосредованный диалог с конфликтом и развязкой.
* Написать финальный рассказ.

Это несколько примеров заданий. Всего же их 10. Плюс некоторые из них имеют несколько вариантов на выбор.

Рецензии мастера меня устроили полностью. Я не во всем был согласен с Даниловым, но это неизбежно. Главное, что подход был сугубо профессиональным и грамотным. Мне его рецензии помогли, хоть и не сказать, что дали много нового: в основном он одобрял мои работы. Но замечания, которые он высказывал, пришлись весьма кстати.

Читать еще:  Институт ораторского мастерства и риторики

О технической стороне дела

+ Видео сняты качественно, даже стильно.

+ Общение на форуме организовано грамотно. Есть возможность задать вопрос мастеру, чем я активно пользовался.

— Громкость звука в лекциях часто пляшет. Иногда отлично слышно, а иногда приходится колонки скотчем к ушам приматывать, чтобы что-то разобрать.

Работа происходит на учебной платформе Eliademy.

+ С компа все работает замечательно.

— С мобильника – плохо. Пару раз пытался слушать лекции с мобильника, но 1) тихо, 2) в кармане от нажатия постоянно что-то перематывается или кликается, 3) медленно грузится. Работать с форумом с мобилы тоже неудобно, другой вопрос, что и незачем.

Скачать лекции официально нельзя, но при желании способ найти можно, у меня это заняло минут 15. И это, между прочим, решает вопрос с прослушкой с мобилы. Но нужно запариться: качать, а потом загружать на телефон.

Через некоторое время после завершения курса лекции становятся недоступны. За это время вам надо их запомнить или законспектировать. Ну или спиратить.

+ После завершения курса всем высылается конспект лекций.

— Этот конспект почти бесполезен. По сути, в него включены только тезисы. Например, такие:

А сама лекция длится 12 минут:

Как вы понимаете, конспекты и близко не подходят по полноте раскрытия материала к лекциям, так что рассчитывать на них не стоит.

Как я уже писал, общение на форуме организовано хорошо. Рецензию можно получить не только от мастера, но и от коллег: есть специальные ветки, где участники выкладывают свои работы и комментируют чужие. Обстановка доброжелательная.

Интересный факт. Одной из участниц CWS не понравились рецензии ее мастера, и ее перевели в группу к другому мастеру. Я считаю, это показывает клиентоориентированность школы: молодцы, что учитывают пожелания участников.

Creative Writing School – хорошая школа. Ознакомиться с теорией, пообщаться с мастером и коллегами – полезно! Но не ждите, что один такой курс сделает вас писателем. Я остаюсь при своем мнении, что самый главный и лучший обучающий материал – это книги по литературному мастерству. И, конечно, хорошая художественная литература – но это уж очевидно.

Однако сам материал качественный, а рецензии от профессионала – очень ценная штука. Так что рекомендую каждому оценить собственные знания и потребности и принимать решение.

Команда CWS явно старается предоставлять качественные услуги, я им за это благодарен и желаю успехов и дальнейшего развития!

Спасибо за прочтение. Если вы хотите узнавать о новых моих статьях и произведениях, подписывайтесь на соцсети. Там много всего интересного. До скорого!

Магистратура «Литературное мастерство» ВШЭ готовит переводчиков

За специализацию «художественный перевод», стартующую в новом учебном году, отвечает потомственный переводчик Дмитрий Харитонов

Текст: Андрей Мягков
Фото: Татьяна Филиппова(hse.ru); Даниил Примак(daily.afisha.ru)

Логичный и ожидаемый шаг: выпустив этим летом своих первых дипломированных учеников, магистерская программа Майи Кучерской расширяется, и теперь будет учить не только писать, но и переводить — пока что с очевидного английского. Студенты, решившие освоить это неблагодарное ремесло (как минимум в денежном отношении — всячески обращать на это внимание уважаемых издателей нас просил в том числе Алексей Поляринов), будут изучать как общие с писателями дисциплины, так и целенаправленно углубляться в историю и теорию перевода. О практике даже не заикаемся — разумеется, для нее припасли отдельные семинары.

Руководить процессом будет Дмитрий Харитонов — сын замечательного переводчика Владимира Харитонова, который, по словам Александра Гениса, «владел языковым тактом, абсолютным, как слух скрипача». Надеемся, что Дмитрий привык к таким генеалогическим комплиментам и не смущается — тем более что смущаться ему совершенно незачем: сам он занимается художественным переводом уже добрый десяток лет, да и преподавательский опыт имеется — все в той же Вышке он читал курс, посвященный Новой журналистике, а затем обучал студентов «Литературного мастерства» редактированию. Среди переведенных им книг: «Пчелы мистера Холмса» Митча Каллина и «Тони и Сьюзен» Остина Райта, а также литературоведческий magnum opus Гарольда Блума «Западный канон».

Но кто лучше самого Дмитрия расскажет о том, что ждет будущих переводчиков? Руководствуясь этими благими соображениями, мы связались с Харитоновым и задали ему несколько вопросов.

Учебная программа уже готова? Чем будете «мучить» своих студентов на практических занятиях?
Дмитрий Харитонов: Учебная программа готова и вписана в красивые планы «Литературного мастерства», программа же творческого семинара с наслаждением достраивается, причем так, чтобы при необходимости меняться — например, если кто-то из участников семинара захочет предложить для разбора или перевода какой-нибудь «внепрограммный» текст. Вообще мы будем переводить все на свете (пусть и не все целиком): рассказы, романы, стихи, эссе, письма, мемуары, дневники, репортажи, расследования, исследования, фильмы; будем редактировать, комментировать, обсуждать, разбирать, сравнивать, рецензировать переводы — хорошие и плохие, чужие и свои; будем, наконец, читать и разговаривать о переводе — и между собою, и с нашими гостями, у которых будем учиться.

Можете назвать вещи, которые выгодно отличают переводческую магистратуру ВШЭ от того же Литинститута, где перевод, например, до сих пор преподает Виктор Петрович Голышев?
Дмитрий Харитонов: У наших переводчиков будет возможность учиться еще и тому, чему будут учиться писатели — то есть обращаться к истории и теории художественной и «нехудожественной» литературы, к театру и кино, к работе над сценариями, биографическими, эссеистическими и рекламными текстами, к устройству современного книжного рынка… Иными словами, развивать в себе чуть не все творчески-гуманитарное, что им будет угодно. Виктор Петрович уникален, но и наша магистратура не лыком шита — процитирую фейсбучную рекламу «Литературного мастерства»: «Среди наших преподавателей — переводчики и просветители Александра Борисенко и Виктор Сонькин, известный американист Татьяна Венедиктова, писатели Майя Кучерская и Марина Степнова, критик Галина Юзефович, поэты Сергей Гандлевский и Лев Оборин». А ведь тут же Школа филологии со своим звездным составом; свет этих звезд и до переводчиков досягать может.

Есть какие-то планы по трудоустройству студентов? Может быть, создать какую-то переводческую артель или что-то в этом духе?
Дмитрий Харитонов: Перевод все же дело частное, артельный дух ему чужд — но это не значит, что всякая более или менее коллективная деятельность ему противопоказана; так и самый экзистенциально одинокий человек — существо, как правило, отчаянно социальное, и любое осмысленное творчество есть довольно мощное проявление этой социальности. Перевод, разумеется, не исключение. Поэтому артель не артель, но какую-то меру творческой солидарности создадим и будем направлять в профессиональное русло: достойных сочинений хватает, а соответствующих им переводчиков — не вполне.

И последний вопрос: первая книга, которую вы переводили — «A Slight Trick of the Mind» Митча Калина, — в итоге вышла под названием «Пчелы мистера Холмса». Почему? Если это «проделки» издательства — то насколько часто они случаются и стоит ли вашим ученикам готовиться к чему-то подобному?
Дмитрий Харитонов: Это вовсе не «проделки» — так роман назывался в переводе на французский, вот и взяли французское название как более манкое. Никакого насилия над моей работой никогда не совершалось, хотя, конечно, насилия в этих делах сколько угодно: плохой перевод — это насилие над текстом, плохая редактура — над переводчиком, плохое руководство — над редактором, плохое издание — над читателем… Позывы к насилию хорошо бы в себе подавлять, и кому-то перевод, наверное, может в этом помочь. В нем ведь главное — сохранить, не испортить. Это, среди прочего, если не школа, то приготовительный класс гуманизма: он учит бережно относиться к тексту, уважительно к автору, товарищески к редактору, сочувственно к читателю, ответственно к литературе и справедливо к себе.

Читать еще:  Мастер класс макарони в москве

Сколько стоит стать писателем

Исследование читательницы Т—Ж

Этот текст написал читатель Т—Ж . Если вы тоже хотите поразмышлять о чем-то вслух и открыть свою дискуссию, заполните эту форму.

Моя первая книга пока существует только в черновике. Ее видели друзья и пара коллег. Но я уже успела понять, что писательство — предприятие, убыточное в 99% случаев.

Обучение

Можно ли научить человека писать хорошие книги — вопрос спорный. Но мне, как новичку, кажется, что теоретическая подготовка лишней не будет. В российских вузах профессиональных программ по литературному мастерству ничтожно мало. Литературный институт имени А. М. Горького предлагает Высшие литературные курсы: двухлетнюю программу дополнительного образования, по прохождении которой выдается диплом. Общая стоимость обучения — 186 900 рублей.

Недешево для творческой профессии, но есть и альтернативные варианты с бюджетными местами. Например, магистерская программа «Литературное мастерство» в НИУ ВШЭ предусматривает 17 бюджетных мест. Два года обучения на платном отделении обойдутся в 740 тысяч рублей.

Еще есть литературные курсы, которые ведут все: от авторов с 1—2 изданными книгами до журналистов из провинциальных газет. Диапазон цен — от 3 до 30 тысяч рублей, хотя есть и более дорогие курсы, и вовсе небольшие бесплатные варианты. Иногда в стоимость входит рецензирование.

Популярные российские авторы редко занимаются преподаванием. Периодически с лекциями выступает Дмитрий Быков. Еще нашла онлайн-мастер-класс Дарьи Донцовой «Коммерческий успех писателя» за 2500 рублей. Да, поклонники высокой литературы ее не жалуют, зато в России уже лет 15 никто не может побить рекорды тиражей Донцовой. Так что в коммерческом успехе она точно что-то смыслит.

Онлайн-самиздат

Шансы привлечь внимание крупного издательства у начинающего писателя стремятся к нулю. Поэтому я решила присмотреться к возможности самостоятельного издания книги в электронном виде. Услуги самиздата в России предлагают несколько сервисов. Разобраться с одним из них мне помог писатель Сергей Луговой, автор романа «Тегусигальпа. Пересечение параллелей» и нескольких рассказов.

«Ридеро» специализируется строго на самиздате. У сервиса есть собственный онлайн-магазин, но книги также автоматически размещаются на «Литресе», «Озоне» и других площадках. В основном здесь продают электронные книги, но есть услуга «печать по требованию», хоть и непомерно дорогая для покупателя. Бесплатно опубликовать произведение может каждый, платные услуги тоже есть, но их не навязывают. Размер роялти — 50% при продаже книги в собственном магазине «Ридеро» и 25%, если покупку совершили на сторонней площадке.

Цену устанавливает автор, но практика показывает, что больше 100—150 рублей читатель платить не хочет.

Например, роман Сергея Лугового «Тегусигальпа. Пересечение параллелей» в электронном виде продается за 90 рублей. При роялти 25% с тысячи проданных экземпляров книги автору причитается 22 500 рублей. И это без учета налогов.

«Литрес: Самиздат». Здесь также можно бесплатно опубликовать свое произведение. На условиях исключительной лицензии с каждой проданной электронной книги «Литрес» обещает автору 35% от суммы, уплаченной покупателем. В таком случае писателю придется отказаться от права размещать свое творение на других площадках. И, опять же, нужно не забыть о вычете всех косвенных налогов. Если писатель предоставит «Литресу» неисключительную лицензию, то его роялти уменьшится до 25%.

«Стрелбукс». Если на «Ридеро» и «Литрес: Самиздате» автор публикует книгу сам, то на «Стрелбуксе» придется подавать заявку. Так что произведение могут и отвергнуть. Издательство обещает бесплатное издание книги, размещение в 100 интернет-магазинах и роялти в размере 50%. Вознаграждение автора с продаж на этой площадке — 80%. Действительно ли писатель получает обещанное роялти, выяснить пока не удалось.

Печать книги за свой счет

Издательства всегда с радостью публикуют работы неизвестных писателей, графоманов и просто лунатиков, но только за счет автора. Спрашивается, зачем тратиться на такие услуги, если все можно сделать бесплатно в электронном виде?

Во-первых , банальное честолюбие: подержать в руках свое творение и перед тещей похвастаться. Во-вторых , за отдельную плату книги можно выставить на продажу в офлайн-магазинах. Например, у «Ридеро» есть договоренность с парой крупных торговых сетей. Расценки — от 90 до 205 тысяч рублей. Третья причина — участие в книжных ярмарках, организация встреч с читателями и аналогичные мероприятия. На них надо приходить хотя бы с небольшим запасом книг.

Мой знакомый заказывал печать малого тиража у «Ридеро»: тогда 30 экземпляров ему обошлись примерно в 8 тысяч рублей. Чтобы отбить эти расходы, ему пришлось бы продать более 350 книг в электронном формате без учета налогов. Сейчас напечатать такой мини-тираж в мягкой обложке по самому скромному тарифу можно за 7023 рубля. В стоимость также входит доставка. Твердый переплет обойдется уже в 12 751 рубль. Кстати, «Литрес» за печать книг в мягкой обложке с аналогичными параметрами берет 4368 рублей, но уже без учета доставки.

Дополнительные услуги

Перед изданием книгу хорошо бы «причесать»: устранить ошибки и опечатки. Еще нужно подготовить красивую обложку с оригинальным изображением. Сервисы самиздата, разумеется, и тут спешат упростить жизнь писателя за отдельную плату.

Корректор. «Ридеро» предлагает корректуру одного авторского листа (40 тысяч знаков) за 1100 рублей. У «Литреса» минимальный ценник ниже: 790 рублей за один авторский лист, но сумму могут увеличить, если текст сложный. Стандартный объем романа, принятый у издательств, составляет 16 авторских листов. То есть исправление опечаток во всей книжке у «Ридеро» обойдется примерно в 17 600 рублей, а у «Литреса» — в 12 640 рублей. Это еще относительно дешево: многие фирмы берут за корректуру одного авторского листа 3 тысячи.

Оформление книги. Стоимость дизайна обложки может превысить 10—12 тысяч рублей. Хотя можно найти художника, который сделает неплохую картинку за 3,5—5 тысяч рублей Если лень искать дизайнера, можно снова обратиться к электронным самиздатам. Например, все в том же «Ридеро» стоимость услуг иллюстратора начинается с 2900 рублей. Но за эти деньги вам придется самим предоставить картинку, на которой художник виртуозно разместит название книги и имя автора. За подготовку сложной иллюстрации придется заплатить от 10 900 рублей.

Продвижение книги

Это главная головная боль автора, который решил податься в самиздат. Опубликовать книгу можно даже бесплатно, но кто ее купит?

Тематические сайты, форумы и паблики. Здесь разрешают рекламировать свои произведения безвозмездно. Только аудитория сообществ состоит из единомышленников — таких же бедных писателей.

Платные услуги продвижения. «Ридеро» обещает привести на сайт книги 200—1150 уникальных пользователей за 8—23 тысячи рублей. «Литрес» предлагает разместить на главной странице сайта рекламный баннер за 3850 рублей в день. Реклама в одной рассылке сервиса на 250 тысяч писем стоит 29 990 рублей.

Книжные ярмарки. Пару лет назад Сергей Луговой участвовал в Московской международной выставке-ярмарке. Специально для мероприятия пришлось оплатить на сайте «Ридеро-ру» пакет услуг, в который вошли печать небольшого тиража, размещение на стенде и продвижение. Сумму затрат Сергей не уточнил. Если крупно повезет, участие в ярмарке может принести контракт с издательством. Но по-настоящему стоит рассчитывать только на небольшой всплеск продаж. Окупаемость такого мероприятия для неизвестного автора стремится к нулю.

Читать еще:  Мастерица учебный комбинат

Литературные конкурсы. К счастью, тут все бесплатно. По мнению участвующих, успешное выступление на конкурсе оказывает заметное влияние на продажи.

Доходы писателя

На мой вопрос, сколько книг в электронном виде удалось продать за все время, Сергей назвал не вдохновляющую цифру: чуть более 200 экземпляров. При стоимости книги в 90 рублей и роялти размером 25% доход без учета налогов составил 4500 рублей. Кто-то скажет, что судить по результатам одного автора нельзя, но я решила посмотреть статистику все того же «Ридеро» за 2018 год.

За год при помощи этого сервиса продали 346 629 экземпляров электронных книг. При этом число писателей, сотрудничающих с издательством, достигло 260 тысяч человек. Получается, в среднем на одного автора приходится 1,3 продажи. Конечно, это крайне грубый подсчет. Большая часть продаж приходится буквально на 10—20 топовых авторов площадки: самый удачливый ухитрился продать за 2018 год 26 098 книг. То есть львиной доле писателей вообще ничего не удается продать на площадке.

За 2018 год сервис выплатил 15 248 183 рубля в качестве роялти. Из них чуть более одного миллиона досталось одному автору. Остальное поделили между собой 260 тысяч писателей: в среднем по 58 рублей на человека. И снова это грубый подсчет: кто-то, конечно, получил от 5 до 50 тысяч рублей за год, но большинство — дырку от бублика.

У авторов, которые сумели заключить контракт с издательством, дела идут не лучше.

Получить от 25 до 50 тысяч рублей за тираж в 3—5 тысяч экземпляров — большая удача. При этом рассчитывать на гонорар не приходится: обычно предлагают процент с продаж, которых нет, поскольку издательство не рвется тратить деньги на рекламу новых писателей.

Дополнительные источники дохода

Жить на роялти невозможно. Приходится либо совмещать возвышенное писательское творчество с обычной земной работой, либо искать дополнительные способы монетизации своего таланта. Так малоизвестные писатели пришли в инфобизнес: ведут курсы, практикумы и марафоны в духе «Пишем книгу за 30 дней». Явление это не массовое, но желающие урвать 3—5 тысяч рублей с носа начинающего писателя периодически всплывают.

Другой способ применить мастерское владение словом — копирайтинг. Новичок даже с опытом в литературном творчестве будет зарабатывать не больше 10—15 тысяч рублей в месяц с перспективой повышения доходов до среднего уровня в 20—50 тысяч. Но есть одна проблема: после 8—10 часов, потраченных на написание коммерческих текстов и статей, идея поработать еще и над книгой будет вызывать тошноту и головокружение.

И последний, весьма условный, источник дохода писателя — литературные конкурсы и премии. Шансы выиграть приз крошечные, но авторам хватает и такой мотивации. Размеры наград варьируются от скромных 1—5 тысяч до 3 миллионов рублей. Кроме того, это еще позволяет и засветиться перед издательствами.

Выводы

«Если можете не писать, не пишите», — наставление Льва Толстого молодому автору по-прежнему актуально. Писать можно только по велению души, но точно не из-за денег.

У меня работа над книгой заняла почти год, хотя впереди еще редактирование. Многие авторы тратят на один роман 2—3 года , но находятся и уникумы, которые штампуют по книжке за пару-тройку месяцев. За время, потраченное на литературное творчество, писатель может заработать каких-нибудь 5 тысяч рублей.

Писатель-за-два-года и другие магистратуры НИУ ВШЭ

Как сделать так, чтобы ваш образовательный проект был на одной волне со студентами?

Слушать, слышать и отвечать на их вопросы.

НИУ ВШЭ запустили на TheQuestion недели магистратуры, где в Прямых линиях отвечают на все волнующие будущих студентов вопросы и рассказывают про необычные и интересные образовательные программы.

Мы поговорили с куратором проекта Маргаритой Зобниной, чтобы узнать, получилось ли наладить такое прямое общение с абитуриентами.

TheQuestion: Маргарита, подскажите, пожалуйста, почему вы решили делать проект на TheQuestion?

М.З.: Тоня Самсонова [создательница сервиса TheQuestion] закончила факультет социальных наук Высшей школы экономики. Мы очень радуемся успехам наших выпускников, и, конечно, когда Тоня запустила TheQuestion, заинтересовались этим продуктом. Позднее мы заметили, что у продукта действительно большая аудитория, причем по многим параметрам она совпадает с целевой аудиторией наших программ.

TheQuestion: Получается, приходили в сервис с какими-то конкретными задачами?

М.З.: Да, нам нужно было привлечь внимание к ряду наших магистерских программ, которые, может быть, не так очевидны, как, например, экономика, социальные науки или факультет компьютерных наук, запущенный совместно с Яндексом. Мало кто знал, что у нас есть и сильная физика, и гуманитарные предметы. Эти факультеты нуждались в дополнительном освещении.

На самом деле, даже о политологах-социологах, которые у нас известны и выполняют много исследований для государства и для компаний, тоже нужно было рассказать больше. Поэтому мы сделали Прямую линию именно магистерских программ: когда не просто через кнопку на сайте происходит общение, а когда академический руководитель сам выходит к аудитории и отвечает на вопросы.

TheQuestion: Про какие программы планировали рассказать?

М.З.: Например, у нас есть интересная программа «Литературное мастерство», где из людей делают писателей за 2 года.

Есть интересная программа «Философия и история религий», которая непривычна для восприятия и позиционирования Высшей школы экономики. Она сделана совместно с Общецерковной аспирантурой и докторантурой РПЦ — неожиданная комбинация. Там очень интересная программа, и там читают и наши преподаватели, и те, кто непосредственно работают в РПЦ.

В программе рассказывают про православные обряды, про внутреннюю кухню православия. Это то, что просто так невозможно узнать, если у тебя нет сана. Для философов и историков это прекрасная возможность заглянуть в закрытый мир и исследовать его.

К тому же, публикациям про православие проще попасть в первый квартиль [Квартиль — категория научных журналов, которую определяет востребованность журнала научным сообществом. Q1 — самый высокий, к которому принадлежат наиболее авторитетные иностранные журналы.], чем статьям по экономике, потому что экономика изучается во всем мире — конкуренция очень большая. Православие не так изучено на Западе, и интерес к этой теме у научных журналов есть. Если человек делает карьеру ученого в этой сфере, для него весь мир открыт, он — редкий эксперт с сильными публикациями.

TheQuestion: Получилось ли рассказать о программах через Прямую линию?

М.З.: Я думаю, что да. У нас даже есть абитуриент, который пришел из Прямой линии.

Мы рассматривали этот инструмент как способ привлечения внимания и информирования, что у нас есть такие интересные программы. Прямая линия местами сработала даже лучше — для привлечения абитуриентов.

TheQuestion: Кстати, были ли уже вопросы про поступление? Или чаще спрашивали про саму тематику магистратур?

М.З.: Я бы сказала, 30% вопросов про «Как поступить? Кем буду работать после?». На них было много просмотров. 70% — про тему программ. Например, если это литературное мастерство, то может быть «Какие типичные ошибки совершают начинающие писатели?». Или вопрос на программе «Население и развитие» — «Зачем государству перепись населения?». Это вопросы не столько про программу, сколько к представителю как к эксперту в области. Бывают даже смешные.

Сейчас мы расширили Прямые линии и сделали проект для аспирантур. Там вопросы уже сложнее — что такое парадокс убитого дедушки, кочерга Витгенштейна, почему Сократ считал, что любви женщины нужно боятся более, чем ненависти мужчины. Это было для нас интересным маркером того, как меняются интересы аудитории.

Узнать ответы на эти вопросы и задать свой вы можете в Прямой линии НИУ ВШЭ.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×