Web-studio46.ru

Обучение и образование
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Юлия шойгу книга психология экстремальных ситуаций

Психологическая помощь при ЧС и новая концепция преподавания ОБЖ: интервью Юлии Шойгу телеканалу «Звезда»

В студии телеканала «Звезда» в парке «Патриот» на V юбилейном Международном военно-техническом форуме «Армия-2019» побывала в гостях директор центра экстренной психологической помощи МЧС России Юлия Шойгу.

— Психология экстремальной ситуации — это тема очень жесткая, очень точная, и в этом году центр отмечает свое 20-летие. Можно ли систематизировать опыт?

— Наверное, да. Наверное, 20 лет — это тот рубеж, когда опыт можно и нужно систематизировать, хотя нужно сказать, что попытки осмысления с самого первого дня существования центра всегда были, и именно эта работа дала свой результат. В этом году мы имеем возможность представить свою работу на многих площадках, в том числе на форуме «Армия». Одним из больших успехов, то, чего смогла достигнуть наша служба, — это за 20 лет создать профессиональную службу помощи людям. Я подчеркиваю всегда слово «профессиональная», потому что, в отличие от многих зарубежных опытов, где основа такой помощи — это огромное количество добровольцев, что хорошо, но они, к сожалению, владеют всего несколькими приемами. Это история, когда не повредит, а вот поможет или нет — не известно. Мы пошли другим путем, мы создавали профессиональную службу, и за 20 лет она вполне сложилась. А следующим этапом как раз стала работа с добровольцами, с ребятами, которые выбирают для себя этот путь, и, как ни странно, с наращиванием общей осведомленности в области культуры безопасности, в том числе в той сфере, которой занимаемся мы.

— Когда мы говорим об экстренных ситуациях, мы говорим, что психологи помогают людям, которые оказались в очень сложной обстановке. Психологи помогают при авиакатастрофах, при масштабных чрезвычайных ситуациях, но психологи — тоже люди. Уровень эмпатии: как его можно сократить? Потому что если сопереживать всему, в силу нервов, здоровья может не хватить, и вместе с тем не сопереживать тоже невозможно, ты же тоже человек. Как найти этот баланс с точки зрения профессионализма?

— Вот очень тонкую дилемму Вы подметили. Это действительно грань, по которой ходят все специалисты нашего профиля. С одной стороны, не переживать вовсе, принимать как данность, не вовлекаться в этот процесс — это общее 100%-е противопоказание нашей работы. Если ты ничего не чувствуешь по отношению к тем людям, которые попали в эту чудовищную ситуацию, работать в этом нельзя, бессмысленно, бесперспективно и где-то даже безнравственно. С другой стороны, ты только тогда можешь помочь человеку, когда ты сам находишься в хорошем состоянии, когда ты сам здоров, когда ты сам хорошо себя чувствуешь, когда ты достаточно уверен и благополучен. Поэтому да, действительно, мы каждый раз в этой ситуации помним, что горе случилось не у нас, но каждый раз при этом — парадоксальную, наверное, вещь скажу — мы испытываем хорошие чувства от того, что наши умения, знания, навыки, то, чему мы учились, могут помочь человеку в трудной ситуации. Поэтому, конечно, всегда на первом плане сопереживание тем людям, которые попали в беду. И поэтому у специалистов нашей службы нет больших и маленьких проблем. Каждая семья, каждый человек и каждый вопрос, который из семьи, каждая проблема, которая у этой семьи возникает, — это то, в чем нужно им помочь разобраться.

— Кстати, это как по аналогии, как в самолете есть руководство по использованию кислородной маски: если ты хочешь спасти ребенка, сначала надень маску на себя, тогда ты сможешь ему помочь. То есть ты должен себя содержать вот в этом очень точном соответствии с ситуацией, и, действительно, это пограничная история. И тем не менее, учебники учебниками, практика практикой, но насколько практика вносит корректуру в те учебники, по которым занимаются люди?

— Вы знаете, история нашей службы как раз состоит в том, что сначала появились практические задачи. Сначала появилась прикладная задача, и в отсутствии учебников, не изучив чей бы то ни было опыт создания похожих служб или помощи в похожих службах, мы попали в ситуацию, когда нужно было выехать на первую в нашей жизни чрезвычайную ситуацию. Это случилось даже до официального создания центра. Это были взрывы на улице Гурьянова и через четыре дня — на Каширском шоссе. И именно этот опыт дал первый толчок такому накоплению опыта. Потом, к счастью, появилась возможность этот опыт осмыслить. Тоже ведь в нашей области невозможно проведение экспериментов, исследований, невозможно раздать пострадавшим людям опросники, протестировать их, проанализировать то, что с ними происходит. Не очень этично и не очень правильно. И в этот момент, конечно, специалисты занимаются другим, поэтому все то, все тот опыт, который накопили, это то, что мы видели глазами, то, что мы постигали через собственный опыт. Через десять лет — это начало существования службы, даже чуть меньше, через семь, — появились первые курсы экстремальной психологии в Московском университете. И через некоторое количество времени это выросло в целую специализацию. И сейчас мы учим студентов, у нас создана целая кафедра в Московском университете, выпускники этой кафедры устраиваются на работу к нам в службу. Вот сегодня как раз вечером состоятся торжественные выпуски очередного курса и очередные ребята с 1 сентября приступят к работе в нашей организации.

— Юлия Сергеевна, в любой чрезвычайной ситуации, будь то катастрофа, чрезвычайное происшествие, авария, действительно какая-то сложная история, самый страшный человек — это человек, который прибежал посмотреть это с одной стороны зеваки. Это беда чрезвычайной ситуации, ко всему прочему возникает так называемая волна бессознательного нагнетания агрессии, стресса. Соответственно, если в этой ситуации вам помогают работать полицейские, помогают работать пожарные, значит вам, как следствие, нужно еще и с ними заниматься, чтобы они тоже включались, как бы были тем самым барьером, который помогает вам и помогает людям. Это же тоже очень сложная работа, как идет эта работа?

— Очень чувствуется Ваш личный опыт участия в такого рода ситуациях. Нет ни одной чрезвычайной ситуации, в которой бы работала только одна служба. Это всегда коллективный труд, это всегда коллективное взаимодействие, причем это не только пожарные, это не только полиция. Это врачи, это Служба судебных медиков, это Следственный комитет, который проводит следственные действия, это социальные работники. На самом деле, задача каждого из нас, ну если так по-простому формулировать, это сделать так, чтобы людям, которые попали в беду, было немножечко легче. И поэтому, если каждый из нас помнит об этом, то очень просто найти общий язык и организовать совместно со всеми службами, про которые мы говорили, те мероприятия, в которых так или иначе участвуют те люди, о которых мы заботимся в этой ситуации. Будь то массовое собрание, для того, чтобы довести какую-то информацию до людей, или, скажем, эмоционально очень тяжелые процессы опознания, или когда мы говорим об эвакуации (это эвакуация из тех мест, из которых люди убегают, иногда от войны, иногда от разрушительных катастроф), и размещение их на другом месте, может быть, временном, а иногда — постоянном. Поэтому вот только во взаимодействии эта история возможна на самом деле. Ни одна Служба не может себе позволить работать изолировано.

Читать еще:  Приложения для книг

— То есть очень точная координация. А может быть начать раньше, ведь у нас же в школах есть уроки ОБЖ, которые как бы призывают человека защитить свою жизнь и помочь, если кому-то плохо, оказать первую помощь. Там вводятся психологические курсы, как себя вести, как помочь, именно помочь, потому что «не навреди» — самый главный девиз для психологической службы. Вот можно ли там внедрять эти вот первые навыки психологической помощи, которые потом, независимо от того, куда пойдет человек, будут его сопровождать всю жизнь и помогать?

— Знаете, тема ОБЖ намного шире, чем психологическая помощь. И так получилось, что сейчас совместно с коллегами из министерства просвещения, здравоохранения, министерства внутренних дел. Могу дальше перечислять, боюсь обидеть, кого-то не назвав, потому что точка ОБЖ — это та точка, в которой пересекаются практически все службы, очень разные, потому что безопасность может быть нарушена почти в любой сфере. Мы можем заболеть, мы можем попасть в неприятную историю в Интернете, мы можем попасть в злой умысел каких-то людей, имеющих преступные намерения, поэтому, с одной стороны, это очень широкое поле деятельности, с другой стороны — этот предмет не должен быть очень большим, он должен быть простым, он должен быть практикоориентированным и давать ответы на те вопросы, которые ставит перед каждым человеком жизнь. Поэтому, к моему большому удовлетворению, мы сформулировали новую концепцию преподавания Основ безопасности жизнедеятельности. Она была утверждена, и сейчас мы двигаемся на пути к ее реализации. Почти целиком поменялось отношение к предмету ОБЖ и к тому, как его преподавать. Я очень надеюсь, что эта концепция на практике через несколько лет придет в школу, а это та самая пассивная безопасность, о которой я, как и любой сотрудник министерства, наверное, мечтает.

Шойгу Юлия Сергеевна

Директор Центра экстренной психологической помощи Министерства России по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий. Вице-президент Российского психологического общества. Заместитель председателя Этического комитета РПО. Кандидат психологических наук. Дочь Министра обороны России Сергея Шойгу.

Юлия Шойгу родилась в 1977 году в городе Красноярск. Ее родители Сергей Кужугетович и Ирина Александровна вместе учились на факультете строительства Красноярского политеха. Отец родился в семье знаменитого партийного деятеля, редактора газеты Кужугета Шойгу и зоотехника Александры Яковлевны Кудрявцевой. Мать Ирина, урожденная Антипина, являлась дочерью начальника строительной организации Красноярска.

Из Красноярска сразу после окончания вуза молодая семья переехала в Кызыл, где Сергей начал работать по специальности. Но через год после рождения дочери, в связи назначением главы семейства на должность прораба крупной строительной организации, уехали в Ачинск, потом в Саяногорск, а затем в Абакан. Параллельно с основной деятельностью, Сергей Кужугетович занял пост второго секретаря областного отделения коммунистической партии, но почти сразу в 1990 году его перевели в Москву.

Из-за частых переездов семьи Юля в детские годы постоянно меняла место учебы. Аттестат о среднем образовании получила в Москве. Далее, девушка поступила на психологический факультет Московского Государственного Университета имени Михаила Ломоносова. Такая тяга к изучению душевного здоровья человека для нее оказалась закономерной. Известно, что две ее родных тети по отцу, Лариса и Ирина, посвятили свою жизнь работе психиатрами.

Позднее, защитив диссертацию по теме, которая раскрывает проблемы отбора курсантов в ряды МЧС получила ученую степень «кандидат психологических наук». Свою работу Юлия Сергеевна писала не голословно, опираясь только на чужой опыт. К этому времени сама прошла путь от работы психологом службы помощи МЧС до ее руководителя.

В 1999 году, по окончании университета Юлия Сергеевна пришла на работу в Центр экстренной психологической помощи МЧС России в качестве психолога. Через два года стала заместителем директора, а уже в 2002 году заняла должность директора Центра.

Стремительный карьерный рост Шойгу обусловлен сильным характером, волевой хваткой, интуицией и целым багажом знаний, который с успехом применяет на протяжении всей своей деятельности. Кроме того, Юлия является еще соавтором учебника «Психология экстремальных ситуаций». Книга раскрывает аспекты поведенческой реакции людей в чрезвычайных условиях. Создана в помощь спасателями, пожарным, а также психологам.

В разное время Юлия Сергеевна Шойгу принимала участие в оказании психологической помощи пострадавшим после террористических актов, захватов заложников, после техногенных катастроф в Москве, землетрясения на Сахалине, авиакатастрофы в Иркутске, гибели подводной лодки «Курск», и в других чрезвычайных ситуациях в России и за рубежом.

Центру экстренной психологической помощи МЧС России 17 сентября 2019 года исполнилось двадцать лет, в связи чем Юлия Шойгу дала развернутое интервью на телеканале «Россия 24». Руководитель Центра рассказала о ежедневной работе, историей его создания и поделилась предстоящими планами развития филиалов центра в различных городах страны.

Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени

Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени

Медаль «За отличие в ликвидации последствий чрезвычайной ситуации»

Крест «За доблесть» (МЧС)

Медаль «За содружество во имя спасения»

Медаль «За пропаганду спасательного дела»

Читать еще:  Скачать читалку аудиокниг

Медаль «75 лет гражданской обороне»

Медаль «Маршал Василий Чуйков»

Знак отличия «За заслуги перед Санкт-Петербургом»

Медаль «За честь и мужество» (Кемеровская область)

Медаль «За доблестный труд» (Татарстан)

Дедушка — Кужугет Шойгу.
Бабушка — Александра Яковлевна Кудрявцева.

Отец — Шойгу Сергей Кужугетович, министр обороны России;
Мать — Ирина Александровна.

Муж — Алексей Захаров, заместитель Генерального прокурора Российской Федерации.
Дочь — Дарья;
Сын — Кирилл.

«Желаем друг другу безработицы»

Министерство по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь недавно приняло решение о создании Центра психологической помощи в кризисных ситуациях. Он станет своего рода аналогом Центра экстренной психологической помощи МЧС России. Сегодня гость «СОЮЗа» — его руководитель Юлия Сергеевна Шойгу.

Юлия Шойгу: Центр был создан в 1999 году, но началась наша история чуть раньше. В 1995 году во время ликвидации последствий землетрясения в Нефтегорске руководство министерства задумалось о необходимости создания службы, которая бы работала с людьми, чьи родственники погибли или пострадали при чрезвычайных ситуациях. Идея воплотилась в жизнь в сентябре 1999 года.

Перед Центром экстренной психологической помощи были поставлены две основные задачи. Первая, традиционная для силовых ведомств, — задача психологического сопровождения деятельности личного состава МЧС России: спасателей, пожарных, врачей, летчиков. Это и профессиональный отбор сотрудников, их психологическая подготовка, коррекция и восстановление психического здоровья, это и решение проблем, возникающих во время выполнения своих обязанностей.

Вторая задача по-своему уникальна — оказание экстренной психологической помощи при работе в зоне бедствия. Это функция МЧС России, утвержденная Указом президента России, и во многом она предопределила формирование и развитие психологической службы министерства. Сегодня наш Центр является аттестованным аварийно-спасательным формированием в системе МЧС России, а также основоположником нового направления в психологической науке — психологии экстремальных ситуаций.

Со временем появилась еще одна задача — организационное и методическое руководство всей психологической службой МЧС России, а это более 700 специалистов-психологов по всей стране.

Люди Центра: кто они?

Юлия Шойгу: У нас довольно большой коллектив, непосредственно в центре — около трехсот человек. Это в основном женщины, большинство из которых — специалисты-психологи. Кто-то работает как все — пять дней в неделю, есть подразделения, которые действуют круглосуточно. Но при этом все специалисты готовы в любой момент выехать в любую точку страны и мира, чтобы оказать помощь.

Всегда ли у вас включен мобильник?

Юлия Шойгу: Всегда. Выключаю его только в самолете.

Когда вас поднимают по тревоге?

Юлия Шойгу: Тогда, когда происходят чрезвычайные ситуации, требующие внимания специалистов нашего Центра. Критериев много: большое количество жертв и пострадавших, пропавших без вести, когда проводится эвакуация людей из зон вооруженных конфликтов или чрезвычайных ситуаций, когда ситуация вызывает большой общественный резонанс. Так, после аварии на атомной станции «Фукусима» в Японии мы открыли несколько «горячих линий», потому что эта трагедия очень взволновала и россиян.

Каков алгоритм работы на месте ЧП?

Юлия Шойгу: Первыми прибывают психологи МЧС, которые живут и работают в этом регионе. Следом — специалисты филиала, расположенного в данном федеральном округе. Если ситуация очень сложная, то вылетают на место специалисты нашего Центра из Москвы и из других регионов. Например, в ситуации с «Булгарией» работали наши специалисты практически со всей страны.

Самые первые действия психолога в ЧС — помочь пострадавшему справиться с сильнейшими эмоциональными реакциями. Это могут быть страх, гнев, агрессия, обида, тревога, безысходность, чувство утраты. Все эти реакции на стресс очень энергозатратны и опасны как для самого человека, так и для окружающих.

В задачи психологов, работающих в зоне чрезвычайной ситуации, входит не только оказание экстренной помощи, но и информационно-психологическая поддержка родственников погибших и пострадавших. Фактор неизвестности и информационного вакуума оказывает одно из самых пагубных воздействий на психику людей.

Сколько у вас филиалов?

Юлия Шойгу: Их шесть — в Хабаровске, Красноярске, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге и Ростове-на-Дону. В этом году, возможно, появится седьмой — в Северо-Кавказском федеральном округе.

Какая чрезвычайная ситуация была для вас самой сложной?

Юлия Шойгу: Первая. Тогда у нас не было опыта, и учиться было не у кого. Пришлось адаптироваться к ситуации, мгновенно принимать решения. А еще после первой чрезвычайной ситуации я поняла, что в любой момент может что-то случиться, и я буду работать, независимо от того, какие у меня на тот момент личные планы.

Психология — наука молодая. Кто и где создает технологии оказании экстренной психологической помощи пострадавшим в зонах ЧС?

Юлия Шойгу: Технологии разработаны специалистами нашей службы и являются результатом большой аналитической и научно-практической работы. Мы тесно взаимодействуем с вузами. Так, на базе факультета психологии МГУ им. Ломоносова с участием наших ведущих сотрудников создан государственный стандарт по специализации «Психология экстремальных и кризисных ситуаций», которая является основой для подготовки таких специалистов. В этом году состоится третий выпуск. Причем половина ребят, которые прошли подготовку по этим специализациям, приходят работать к нам. Данная программа активно внедряется и в других вузах нашей страны.

11 апреля 2012 года будет год со дня трагедии в Минском метро. В оказании помощи пострадавшим в трагедии приняли участие сотрудники вашего Центра.

Юлия Шойгу: Беларусь — спокойная страна, люди просто не ожидали, что у них может произойти нечто подобное. Когда случился теракт, минские коллеги обратились к нам с просьбой оказать экстренную психологическую помощь и поделиться опытом. Наши специалисты работали как на телефонах «горячей линии», так и с пострадавшими и родственниками погибших.

С чем звонили на «горячую линию»?

Юлия Шойгу: Обращались с расстройствами сна, тревогами, страхами, интересовались, как помочь детям, ставшим очевидцами трагедии.

Как вы оцениваете работу психологов МЧС Беларуси?

Юлия Шойгу: Это активные люди с хорошим уровнем подготовки. Они любят свое дело. Специалистам-психологам из МЧС Беларуси интересно то, чем они занимаются, они хотят больше узнать, думают над организацией работы. Потом белорусские коллеги дважды приезжали на курсы подготовки специалистов психологической службы МЧС России.

Вернемся к «горячей линии». Кто вам звонит?

Юлия Шойгу: Сначала мы планировали, что «горячая линия» будет работать только во время ЧС. Но потом к нам стали обращаться люди, пережившие различные трагедии, которые не были связаны с чрезвычайными ситуациями, — от ссор в семье до потери близких людей. Мы поняли, что в обществе есть потребность в такой службе. Первые несколько месяцев она работала только днем, потом перешла на круглосуточный режим. Во время ЧС за сутки поступает до тысячи звонков.

Читать еще:  Скачать приложение аудиокниги бесплатно на телефон

Для «горячей линии» мы подбираем людей с высшим психологическим образованием, они проходят дополнительную подготовку. Это позволяет не только дистанционно понять личностные особенности того человека, который на другом конце провода, но и оказать ему реальную помощь.

Мы продолжаем свою работу: три года назад была создана интернет-служба экстренной психологической помощи населению. На сайте находятся не только информационные психологические ресурсы, но и в режиме интерактивного консультирования оказывается помощь людям, которые находятся в кризисной ситуации.

И каким по продолжительности бывает такой диалог?

Юлия Шойгу: От получаса до часа, а во время чрезвычайных ситуаций диалог, конечно же, короче. Людям оказывают срочную психологическую поддержку и дают информацию о том, что происходит и как они должны действовать.

В коллективе наверняка уже сложились традиции? Что желаете друг другу на праздники?

Юлия Шойгу: Желаем друг другу безработицы. Чтобы поменьше было работы чрезвычайной, а побольше мирной. Желаем провести праздники там, где планировали.

В Новый год работали?

Юлия Шойгу: Первого января прошлого года специалисты нашей службы выезжали в Сургут, где при взлете загорелся самолет. К этому Новому году еле успели вернуться — произошла трагедия в Охотском море, несколько групп наших специалистов работали в разных регионах страны, где близким погибших и пропавших без вести при крушении платформы «Кольская» была нужна помощь, а 27 декабря в День спасателя в Сибири произошло землетрясение.

Что делает вас стрессоустойчивыми?

Юлия Шойгу: Работа. Когда твои знания и умения помогают другому человеку в трудной ситуации — это большой профессиональный и личностный ресурс. А стрессоустойчивость — это один из критериев, по которому мы отбираем людей. Среди нас нет равнодушных, они просто не задерживаются. Равнодушие — опасная вещь, работу психолога невозможно выполнять на автомате.

Телефон «горячей линии» экстренной психологической помощи — 8 (495) 626 37 07

В нашей профессии важно быть стрессоустойчивым. А еще среди нас нет равнодушных — они просто не задерживаются

Юлия Шойгу, директор Центра экстренной психологической помощи МЧС России, родилась в 1977 году в Красноярске. Окончила факультет психологии МГУ. В Центре экстренной психологической помощи МЧС начала работать психологом в 1999 году. Через два года стала заместителем директора. В 2002 году назначена директором Центра. Кандидат психологических наук. Автор научных работ по психологии экстремальных ситуаций. Награждена медалью ордена

«Психология экстремальных ситуаций. Теория и практика».

Конференция была посвящена 20-летию психологической службы МЧС России, дата создания которой отражена в приказе МЧС России Сергея Кужугетовича Шойгу от 17 сентября 1999 года. В настоящее время психологическая служба МЧС России объединяет более 800 психологов во всех регионах нашей страны. В их составе специалисты Центра и его филиалов в Хабаровске, Красноярске, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Пятигорске, Севастополе, Санкт-Петербурге, специалисты-психологи в территориальных органах, пожарных и спасательных отрядах, воинских частях, учебных заведениях и организациях ведомства.

В работе конференции приняли участие представители СПб УГПС МЧС России: начальник отдела психологического обеспечения учебного процесса кандидат психологических наук полковник внутренней службы Козлова Юлия Владиславовна и заведующий кафедрой педагогики и психологии экстремальных ситуаций УГПС МЧС России доктор педагогических наук, доцент Булат Р.Е. Программа мероприятия конференция была посвящена основным направлениям деятельности специалистов психологической службы МЧС России: экстренному реагированию, психологическому сопровождению личного состава, работе телефона «Горячая линия», развитию межведомственного взаимодействия и международного сотрудничества.

В рамках межведомственного пленарного заседания выступили: Главный научный сотрудник Всероссийского НИИ МВД России, доктор психологических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ – А.Г. Караяни с докладом на тему: «О структуре психологической готовности сотрудников силовых ведомств в решении служебных задач в экстремальных условиях»; заведующий кафедрой социальной психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидат психологических наук О.А. Тихомандрицкая с докладом на тему: «Социально-психологические аспекты взаимодействия «личность-группа»; начальник управления (психологической работы психологической службы Вооруженных Сил Российской Федерации) Главного военно-политического управления Вооруженных Сил Российской Федерации, доктор психологических наук В.В. Барабанщикова с докладом на тему: «О перспективах развития психологической службы Вооруженных сил Российской Федерации» и многие другие эксперты в области теоретических и прикладных проблем психологии экстремальных ситуаций.

Среди мероприятий научно-практической конференции психологической службы МЧС России «Психология экстремальных ситуаций. Теория и практика» были подведены итоги конкурса «Лучший психолог МЧС России». Конкурс проходил в два этапа. В первом — дистанционно участвовали 95 психологов со всех субъектов РФ. В режиме оффлайн они подтверждали свои профессиональные знания. Лучшие девять психологов прошли во второй тур. Конкурсанты соревновались в самопрезентации и практических навыках, которые потребовались при решении ситуационных задач. По итогам испытаний, первое место – у Екатерины Рева, старшего лейтенанта внутренней службы ФГКУ «6 отряд ФПС по Красноярскому краю». На втором месте – Юлия Плужникова, старший психолог-инспектор, капитан внутренней службы ГУ МЧС России по Ростовской области. Замыкает тройку лидеров Елизавета Духина, психолог отдела (психологического сопровождения) Крымского филиала ЦЭПП МЧС России. Приз зрительских симпатий достался Александре Пономаренко, психологу (спасателю) медико-психологической службы ФГКУ «СПСЧ ФПС по Приморскому краю».

В торжественной обстановке Министр Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий генерал-полковник Евге́ний Никола́евич Зи́ничев вручил государственные и ведомственные награды наиболее отличившимся сотрудникам ЦЭПП МЧС России и его региональных филиалов. Главой ведомства была подчёркнута особая важность работы психологов МЧС России.

С юбилейной датой сотрудников Центра поздравил Министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу: «Я горжусь тем, что был причастен к созданию этой службы, причастен к тому что сегодня из себя представляет служба экстренной психологической помощи. Рад тому, что вы не стоите на месте – вы развиваетесь».

С юбилеем Центр экстренной психологической помощи МЧС России поздравили видные государственные деятели, представители Государственной Думы, Министерства просвещения РФ, силовых структур России, Московского государственного университета, научно-образовательного сообщества.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector