Web-studio46.ru

Обучение и образование
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Книга я и балл

Книга я и балл

История русской балерины

От души благодарю всех членов моей замечательной команды за то, что вы всегда рядом, коллектив Московского академического музыкального театра имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, в особенности Владимира Георгиевича Урина и Александра Васильевича Чванова, за вашу любовь и поддержку, а также моих дорогих нянь, которые так самоотверженно помогают мне воспитывать мою любимую дочку Аришу!

Петербург. Театральная площадь. Передо мной до боли знакомый фасад Мариинского театра. Сегодня мы со съемочной группой одного из центральных телеканалов должны снимать сюжет документального фильма – моя репетиция в балетном зале. Разрешение на съемку телекомпания получила заранее, но, как только руководство театра узнало, что фильм обо мне, сразу же запретило нам вход в театр. Сдерживаю слезы.

Мой первый театр. Мой родной театр. Однажды в личной беседе Валерий Гергиев сказал мне, что Мариинка навсегда останется для меня домом, что артиста невозможно отделить от той сцены, где началась его творческая жизнь. И сейчас мне хочется, пусть с опозданием, возразить ему: нет, возможно! Театр может сделать все, чтобы лишить артиста дома. Сколько раз я сталкивалась с этим! Пора бы привыкнуть… Но я не могу.

Смотрю на коринфский ордер, взгляд скользит вверх по колоннам к родному питерскому небу. Рисую в воображении Театральную площадь во всем ее великолепии: Крюков канал и консерватория, мост Декабристов и Торговый мост, Мариинский театр и уютные скверики с памятниками Глинке и Римскому-Корсакову… Почему с самого детства у меня пытаются отобрать самое дорогое, что может быть у человека, – мечту?!

Иногда мне кажется, что вся моя история – это история искусства открывать запертые двери. Тремя ключами – работой, творчеством и «золотым» ключиком – верой в то, что если чего-то по-настоящему очень хочешь, то обязательно этого достигнешь.

– Да что вы, балет был просто прелесть какой и мне очень понравился! – сказала Мари, вставая и следуя за Щелкунчиком.

Мне кажется, что человек рождается дважды. Первый раз – физически, а второй – когда его душа просыпается. У меня такое чувство, будто моя жизнь началась в самом прекрасном месте на земле – в Мариинском театре, когда я впервые увидела балет «Щелкунчик». По крайней мере это мое первое осознанное воспоминание, связанное с балетом. Я много раз спрашивала у мамы о том, что было до этого. Она подробно рассказывала, перечисляла какие-то мелкие детали, но мне казалось: все это не я, не обо мне. Хотя, конечно, можно предположить, что это дорогое мне воспоминание просто затмило своей яркостью все предыдущие.

Это было перед самым Новым годом. Мне тогда еще не исполнилось и пяти лет. Но я хорошо помню свои впечатления и от театра, и от балета. Голубой с золотом пышный зал театра поразил меня своим торжественным великолепием. Он показался мне похожим на храм, в который меня водили мама и бабушка.

Я с жадностью рассматривала все детали театрального убранства: люстры, роспись плафона, золотую лепнину, бархатные кресла. И этот ни с чем не сравнимый запах праздника и чуда…

В воздухе была такая напряженная атмосфера ожидания, что любая мелочь, попавшая в поле зрения, становилась очень важной, даже сеточка, натянутая под бархатными перилами лож, на которой лежали программки. Я спросила, для чего она здесь, и мама ответила, что в старину красиво одетые дамы укладывали на эти сеточки свои веера. Мама объяснила мне, как надо вести себя в театре. И мне очень захотелось быть такой же нарядной и выглядеть так же красиво и достойно, как те дамы.

Еще до начала первого акта у меня появилось ощущение, что я здесь не случайно. Детей до шести лет не пускали на спектакли, о чем сообщалось на обратной стороне билетов. А мне посчастливилось присутствовать на балете просто благодаря тому, что родители были знакомы с администратором Мариинского театра. Это сейчас я могу позволить себе сказать «просто». А тогда мне казалось, что разрешение получено почти от самого Господа Бога (во всяком случае, по моему детскому восприятию, от кого-то самого главного). Таким сильным было ощущение избранности и ответственности.

Но самое главное впечатление – это спектакль! С ним пришло Волшебство: ангелы, звезды, снежинки, сказочная елка и танцующие дети. Я увидела на сцене настоящий новогодний праздник. И услышала мелодию, которую сразу узнала, потому что слышала ее раньше и очень любила. В нашем доме музыка звучала всегда. У нас было много пластинок, в том числе и с классическими произведениями. Но здесь, в театре, я впервые услышала живой оркестр, и это меня потрясло. Музыка обволакивала меня и погружала в себя целиком. На время спектакля я ощутила себя маленькой Мари, которая вместе с сестрой Луизой празднует Рождество в своем доме. Приходит старый добрый друг семьи и дарит детям забавную игрушку – Щелкунчика. А ночью после бала Щелкунчик и Мари вместе с игрушками и оловянными солдатиками сражаются с мышиным войском, одерживают победу, и рождественский подарок старика – некрасивая игрушка – превращается в прекрасного принца.

Первый акт завершался «Вальсом снежных хлопьев». Гораздо позже я читала сценарий Мариуса Петипа. Там этот эпизод описан очень хорошо: «Зала превращается в зимний еловый лес. Начинает падать снег крупными хлопьями, поднимается метель. Постепенно она утихает, и зимний ландшафт освещается мягким светом луны, от которого снег искрится, как будто по нему рассыпаны бриллианты». Тогда я еще не знала, что такое танцевальный рисунок, но все происходящее на сцене создавало именно этот волшебный пейзаж.

Я завороженно смотрела на солистов, исполняющих главные партии – Мари и Щелкунчика, и понимала, что больше всего на свете мне хотелось бы оказаться там, на сцене, в самом сердце этого удивительного танцевального волшебства, среди сказочно красивых людей, которых не встретишь в обычной жизни. А еще волна восторгов, аплодисментов, криков «браво» захлестнула и оглушила меня. Мне захотелось, чтобы люди в зале с таким же удовольствием аплодировали мне и испытывали по отношению ко мне такие же чувства, какие испытывала я после увиденного спектакля, – удивление, восхищение и благодарность.

Потом это детское желание переросло в нечто большее. В тот момент у меня появилась не просто мечта, а настоящая цель в жизни и уверенность, что я ее достигну. В тот день я сказала: «Мама, я буду балериной!»

Самое интересное, что судьба потом привела меня именно в «Щелкунчик» – он стал первым спектаклем в моей балетной жизни. И позже я даже провела некоторые параллели между событиями своего детства и историей этого балета.

Вскоре мама сказала мне, что в Вагановское балетное училище принимают в возрасте десяти лет. Мне предстояли, как мне тогда казалось, долгие годы ожидания. И все эти пять лет я не переставала мечтать о балете. Я уже понимала значение музыки в балетном спектакле и поэтому очень хотела учиться играть на каком-нибудь инструменте. Мои родители купили для меня первоклассное пианино. Они никогда не жалели денег на мое воспитание и образование, в том числе и на музыкальное.

Читать еще:  Книги для егэ по литературе

Мой папа, Юрий Федорович Волочков, профессиональный спортсмен, многократный чемпион Ленинграда и СССР, мастер спорта международного класса, был государственным тренером сборной России по настольному теннису.

Мама, Тамара Владимировна Антонова, была инженером и работала в проектном институте Академии наук. К тому же она сумела окончить Государственные курсы экскурсоводов и в свободное от основной работы время проводила замечательные экскурсии по Летнему саду. Несмотря на скромные доходы, мои родители всегда старались покупать все самое лучшее, что было необходимо для профессиональной деятельности. Это касалось всех членов семьи. У папы всегда была самая современная ракетка и лучшие накладки к ней. Я наблюдала с детства, как он бережно и заботливо обращался с ними. Теперь я часто вспоминаю об этом, когда готовлю к спектаклю или репетиции свои пуанты.

После бала Текст

После бала

– Вот вы говорите, что человек не может сам по себе понять, что хорошо, что дурно, что все дело в среде, что среда заедает. А я думаю, что все дело в случае. Я вот про себя скажу.

Так заговорил всеми уважаемый Иван Васильевич после разговора, шедшего между нами, о том, что для личного совершенствования необходимо прежде изменить условия, среди которых живут люди. Никто, собственно, не говорил, что нельзя самому понять, что хорошо, что дурно, но у Ивана Васильевича была такая манера отвечать на свои собственные, возникающие вследствие разговора мысли и по случаю этих мыслей рассказывать эпизоды из своей жизни. Часто он совершенно забывал повод, по которому он рассказывал, увлекаясь рассказом, тем более что рассказывал он очень искренно и правдиво.

Так он сделал и теперь.

– Я про себя скажу. Вся моя жизнь сложилась так, а не иначе, не от среды, а совсем от другого.

– От чего же? – спросили мы.

– Да это длинная история. Чтобы понять, надо много рассказывать.

– Вот вы и расскажите.

Иван Васильевич задумался, покачал головой.

– Да, – сказал он. – Вся жизнь переменилась от одной ночи, или скорее утра.

– А было то, что был я сильно влюблен. Влюблялся я много раз, но это была самая моя сильная любовь. Дело прошлое; у нее уже дочери замужем. Это была Б… да, Варенька Б… – Иван Васильевич назвал фамилию. – Она и в пятьдесят лет была замечательная красавица. Но в молодости, восемнадцати лет, была прелестна: высокая, стройная, грациозная и величественная, именно величественная. Держалась она всегда необыкновенно прямо, как будто не могла иначе, откинув немного назад голову, и это давало ей, с ее красотой и высоким ростом, несмотря на ее худобу, даже костлявость, какой-то царственный вид, который отпугивал бы от нее, если бы не ласковая, всегда веселая улыбка и рта, и прелестных блестящих глаз, и всего ее милого, молодого существа.

– Каково Иван Васильевич расписывает.

– Да как ни расписывай, расписать нельзя так, чтобы вы поняли, какая она была. Но не в том дело: то, что я хочу рассказать, было в сороковых годах. Был я в то время студентом в провинциальном университете. Не знаю, хорошо ли это, или дурно, но не было у нас в то время в нашем университете никаких кружков, никаких теорий, а были мы просто молоды и жили, как свойственно молодости: учились и веселились. Был я очень веселый и бойкий малый, да еще и богатый. Был у меня иноходец лихой, катался с гор с барышнями (коньки еще не были в моде), кутил с товарищами (в то время мы ничего, кроме шампанского, не пили; не было денег – ничего не пили, но не пили, как теперь, водку). Главное же мое удовольствие составляли вечера и балы. Танцевал я хорошо и был не безобразен.

– Ну, нечего скромничать, – перебила его одна из собеседниц. – Мы ведь знаем ваш еще дагерротипный портрет. Не то, что не безобразен, а вы были красавец.

– Красавец так красавец, да не в том дело. А дело в том, что во время этой моей самой сильной любви к ней был я в последний день масленицы на бале у губернского предводителя, добродушного старичка, богача-хлебосола и камергера. Принимала такая же добродушная, как и он, жена его в бархатном пюсовом платье, в брильянтовой фероньерке на голове и с открытыми старыми, пухлыми, белыми плечами и грудью, как портреты Елизаветы Петровны. Бал был чудесный: зала прекрасная, с хорами, музыканты – знаменитые в то время крепостные помещика-любителя, буфет великолепный и разливанное море шампанского. Хоть я и охотник был до шампанского, но не пил, потому что без вина был пьян любовью, но зато танцевал до упаду, танцевал и кадрили, и вальсы, и польки, разумеется, насколько возможно было, всё с Варенькой. Она была в белом платье с розовым поясом и в белых лайковых перчатках, немного не доходивших до худых, острых локтей, и в белых атласных башмачках. Мазурку отбили у меня: препротивный инженер Анисимов – я до сих пор не могу простить это ему – пригласил ее, только что она вошла, а я заезжал к парикмахеру и за перчатками и опоздал. Так что мазурку я танцевал не с ней, а с одной немочкой, за которой я немножко ухаживал прежде. Но, боюсь, в этот вечер был очень неучтив с ней, не говорил с ней, не смотрел на нее, а видел только высокую, стройную фигуру в белом платье с розовым поясом, ее сияющее, зарумянившееся с ямочками лицо и ласковые, милые глаза. Не я один, все смотрели на нее и любовались ею, любовались и мужчины и женщины, несмотря на то, что она затмила их всех. Нельзя было не любоваться.

История подготовки на высокие баллы

Итак, во-первых, спешу успокоить тех, кто думает, что от ЕГЭ зависит ваша будущая жизнь. Как бы не так. Даже если вы завалите, то Земля не остановится. Вы можете пойти в колледж, армию или взять год отпуска и подготовиться ещё лучше. Во-вторых, не откладывайте подготовку. Хотите высокие баллы? Дочитывайте моё сочинение, закрывайте Вконтакте и бегом готовиться. В-третьих, усиленная подготовка это, конечно, хорошо, но вам же нужно ещё и выжить. Поэтому не забывайте про отдых, общение с друзьями, спорт и другие хобби. Так вы останетесь счастливым и здоровым человеком.

Первое испытание на вашем пути — итоговое сочинение. Основной совет такой: читайте книги и не переживайте. Если вы хоть немного знаете что-нибудь из литературы и не допускаете ошибок в каждом слове, то вы обязательно напишете это сочинение. На самом сочинении выберете понравившуюся тему, составьте план вашего шедевра и спокойно пишите.

Читать еще:  Программа для скачивания аудиокниг на андроид

Далее у меня была базовая математика. Пожалуй, единственный предмет, который не требует скрупулёзной подготовки. Мне хватило школьных уроков, а также прорешиваний сборников Лаппо (сложнее, чем реальный экзамен) и Ященко (примерно уровень ЕГЭ). Перед экзаменом я прорешала все возможные варианты 20 и 13 заданий (с ними у меня иногда были проблемы). В день самого экзамена меня, признаюсь, потрясывало. Больше не из-за того, что могу завалить, а от незнакомой процедуры проведения ЕГЭ. Отсюда вытекает следующий совет: не бойтесь металлоискателей, камер, наблюдателей. Во время самого экзамена вы их даже не заметите, всё будет О’Кей. В итоге, по базе у меня 5, правильно 19 заданий из 20.

Следующее препятствие — обществознание. Начну с истоков. В школе у нас просто ужасный учитель истории и общества, поэтому мне ничего не оставалось кроме того, как нанять репетитора в 10 классе. На первом же занятии она дала мне задания ЕГЭ. Пока я решала, было видно, как приливает кровь к моим щекам и я медленно, но верно от стыда превращаюсь в помидор. Теперь вы понимаете мой начальный уровень знаний. Вся подготовка базировалась на справочнике Баранова. Дополнительно я читала учебники Боголюбова, Липсица по экономике, Никитина по праву (в конце 11 класса перешла на учебник «Основы права» от Марченко). По политике многие советуют Мельвиля. Советую постоянно проверять сайт ru.coursera.org. Там я нашла курс от ВШЭ «Экономика для неэкономистов». Эта часть обществознания всегда мне не покорялась, но после курсов я даже вышла за пределы ЕГЭ. Что касается практики, то ваши друзья — сайты «РешуЕГЭ» и «Незнайка», книги от Котовой и Лисковой. Другой совет: пишите эссе, планы, запоминайте, как делать вторую часть. За несколько дней до экзамена я начала всё повторять. Тупо понемногу читала Баранова. И вот, подготовка осталась позади и пришёл час Х. Я жутко волновалась. Ночью спала и понимала, что мой мозг работает и судорожно и безуспешно пытается вспомнить функции разных социальных институтов. Вытянув конверт с заданиями и открыв его, я выдохнула с облегчением. Не было ничего того, что я не знала. Ушла с экзамена с уверенностью в том, что у меня 1 ошибка в тестовой части (меня преследует злой рок одной ошибки в первой части), потеряно 2 балла в 24 задании и на этом всё. Пришёл результат: 92 балла. Прыгала до потолка, но потом увидела, что мне снизили 1 балл за план и 2 за эссе, при этом вся остальная вторая часть идеальная. Решение пришло мгновенно: срочно на апелляцию. Стоит ли говорить, как меня запугивали АБСОЛЮТНО ВСЕ знакомые и незнакомые, что мне снимут баллы. Однако мне подняли. В итоге, 94 балла (1 балл добавили за план). Совет: не бойтесь апелляции, боритесь за свои баллы, если понимаете, что вы их достойны. Обществом довольна на 100%.

Пришло время русского. До 11 класса я была в полной уверенности, что экзамен я сдам на 100 без всяких репетиторов, но потом я поняла, что не умею писать сочинение. В октябре я начала заниматься. Честно, мне хотелось убить своего репетитора: она чехвостила меня за любую ошибку в сочинении, нагружала сложными текстами, орала диким воплем на всю гимназию, где мы занимались, грозилась отшлёпать меня кактусом, стучала кулаками по столу. Не поверите, но я жутко благодарна ей за это. Кроме занятий с репетитором, я использовала фипишную книжку Цыбулько, сайт РешуЕГЭ и пособие с правилами Драбкиной. На экзамене я сделала 2 ошибки в первой части, причём об ошибке в 24 задании я узнала сразу при выходе из аудитории и 1 балл потеряла в сочинении за несоблюдение языковых норм по своей же глупости. Увидев результат, 93 балла, я рыдала весь день, проклинала себя за халатное отношение к первой части. Советую вам нарешивать её как можно больше. К этой истории также прикреплю собственный банк аргументов и алгоритм написания сочинения от моего репетитора.

Теперь английский. Моё горе и моя радость. Подготовка к экзамену проходила под чутким руководством репетитора, которая преподаёт в университете. Настоятельно советую найти хорошего репетитора. Почему? Во-первых, контроль. Во-вторых, он будет давать необходимый материал и объяснять его. В-третьих, он будет проверять все ваши работы и указывать на ошибки. В-четвёртых, будет здорово, если вы будете разговаривать с ним только на английском (как я делала со своей). Это очень хорошая постоянная практика языка. Теперь конкретно про подготовку. Я начала заниматься в апреле, когда я ещё была в 10 классе. Всю весну и лето я посвятила изучению языка, а не подготовке к ЕГЭ ибо сдать ЕГЭ можно только зная язык. Советы:

1) заведите тетрадку, в которую будете записывать все новые слова и заучивайте их. Просите репетитора проверять, как вы выучили слова. За 1,5 года я заполнила 1,5 тетрадки (96 листов). Представляете, как много слов я выучила?

2) Язык — это практика. Делайте как можно больше разных заданий: чтение, грамматика, лексика, говорение, письмо. Всё-всё-всё. Мне очень помогли книги: Focus on RNE, English Grammar in use, книги Заниной и просто находка для задания со словообразованием книга «Английское словообразование» от С.Н. Шидловской.

3) Можете попробовать поготовиться к олимпиадам. Я посвятила этому 2 месяца. Как результат, я стала победителем школьного и муниципального этапа всеросса, призёром на регионе, прошла на заключительный этап олимпиады МГУ «Ломоносов». После всех этих испытаний ЕГЭ показался проще пареной репы;

4) Используйте разные интернет-источники для подготовки. Так интереснее. Лингволео, EngVid.com, ororo.tv/ru, bbc.co.uk/learningenglish и другие.

5) Смотрите фильмы и читай книги на английском. По-моему, это самый классический совет.

6) Как только почувствовали, что хорошо подучили язык, беритесь за задания ЕГЭ. Я использовала сборники Фоменко, Вербицкой, Прохоровой, Ермолаевой и самое хардовый это Малколм+Вербицкая.

Из словарей рекомендую оксофордский и мультитран. С английским я действительно намучалась, сидя каждый вторник и субботу до двух-трёх часов ночи, но оно того стоило. Я набрала 99 баллов. Трудно описать свои эмоции, потому что рассчитывала на 85. Минуты три я смотрела в экран, думая, что у меня двоится в глазах цифра 9, потом я снова рыдала, но уже от счастья.

Ну и история, на которую, как я поняла уже после экзамена, я успешно забила. Также занималась с репетитором. Читала учебники Орлова и Керова (просто находка из находок), справочник Баранова, Орлова в таблицах и схемах, пособие Пазина по культуре, решала тематические тесты. Сам экзамен прошёл в штатном режиме: снова сделала вроде бы только одну ошибку в первой части: написала «БелАрусская». Да, я тупая. Но. Этот ответ засчитали. Удивительно, но я получила 93 балла, хотя рассчитывала на 75-80! Полюбите историю, и она полюбит вас взамен.

Читать еще:  Топ приложений для чтения книг

Это всё. Помните, что ЕГЭ – это лотерея, которую выигрывают самые уверенные. Поэтому верьте в себя, дерзайте, мечтайте, ставьте цели и идите к ним. У вас всё получится!

Георгий Балл — Вверх за тишиной (сборник рассказов)

Георгий Балл — Вверх за тишиной (сборник рассказов) краткое содержание

Георгий Балл — известный прозаик, автор более двадцати книг, выходивших в издательства «Советский писатель», «Интерфакс», «Детская литература» и др. Рассказы, которые составили эту книгу, публиковались в журналах «Новый мир», «НЛО», «Знамя», а также в периодических изданиях Франции и США. Работа писателя в жанре короткого рассказа была отмечена несколькими литературными премиями. В творчестве Г. Балла стирается грань между чудом и явью, между жизнью и смертью. Все, что происходит с его героями, одновременно и обыденно и странно — свобода вдруг оборачивается одиночеством, ощущение полета — чувством безысходной тоски, отчаяние — внезапным катарсисом.

Вверх за тишиной (сборник рассказов) — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Вверх за тишиной

ПОПЫТКА НАПИСАТЬ АВТОБИОГРАФИЮ

Извините, я родился. Где мне сесть? Здесь? Спасибо. Так мне что, рассказывать о себе? Хорошо, я вас понял. Сразу, значит, рассказывать? Хорошо, хорошо, я вас понял. Только в одну автобиографию я не уложусь, ничего? Спасибо.

Сохранившиеся материалы обо мне, к сожалению, весьма скудны. Родился, кажется, в городе Иншуге. Или недалеко от города, в районе Иншугских Черемушек.

Кажется, родился на рубеже. Это было время больших потрясений. Возможно, я с честью вышел из них. По одним источникам, так оно и есть, но… (Трудно разобрать. Вычеркнуто.)[1]

Имел дружеское прозвище Жирный. К тому времени уже был известен (очень широко) своими рассказами. В настоящее время трудно сказать, какие из этих рассказов сохранились или представляют… (Вычеркнуто.)

Пьесы, о которых никто не знает, погибли.

Судя по некоторым источникам, всегда писал на русском языке.

Хорошо-то как у вас. Это что, называется жизнь? Извините, понял. Вопросов не задаю.

Я родился в беспросветный осенний дождик. Интересно направление моего дарования. Оно развивалось в трех направлениях. Первые два я начисто забыл, а третье помню. Это нечто такое, что трудно назвать даже… Вот помню желания… Нет! И это забыл.

Успех пришел позднее… Хорошо помню один весенний вечер… Да, вспомнил! Вспомнил главное: дыхание времени ощущал всегда.

Я тут у вас сижу на стуле. И стул немного покачивается. Это от воспоминаний. Извините, сейчас соберусь в единую точку.

Я родился от тревог и забот. Это было великолепное время либеральности. Много видел снов. И даже играл на гитаре во сне.

В настоящее время проживаю там же.

А я все сижу (на стуле). Ха-ха-ха! Извините, это у меня вырвался смешок, а так, как вы знаете, я человек… Можно закурить? Не положено? Тогда я леденец — в рот. И продолжаю.

Помню животный страх. Нет! Нет. Я родился в берлоге. Глубоко. Под корнем старой сосны. Мать облизала меня языком и сказала: «Живи». Потом я окончил Институт Международных Отношений. Мать очень гордилась: все-таки я из первого помета. Где-то работал, что-то делал. В настоящее время забыл.

Я хочу признаться до самой, что ни на есть… И все как-то не получается. Все по касательной. А хочется глубины, хоть до желтого песочка. Смотрю прямо, смотрю в глаза. Как на плакате.

Я помню себя юношей. Юношей в течение многих лет был. Проходил военную подготовку. Учение давалось легко. Прошел все стадии. Я уже прошел все стадии, и в настоящее время хочу опять.

Люблю смеяться. Снят с военного учета.

Вот что я вам скажу. Немножко отойдите от меня. Чтоб мне было просторней на этом стуле. Я так к нему привык. Уже не понимаю, где кончаюсь я и начинается стул. Впрочем, это не для оправдания.

У меня удивительно правильные черты лица. Все очень точно. Хотя есть некоторые недостатки в характере. Насмешлив. Но в меру.

Глаза прекрасны. Уши.

Отличительная черта: вынослив, но нетерпелив.

В этом смысле неисправим.

Я тут у вас сижу на стуле, и так хорошо. Ветерком обдувает. Это что, лес тут недалеко? Стоп. Никаких вопросов. Все понял. Спасибо и извините.

Я ощутил себя не сразу. Первые моменты, то есть те самые первые моменты… Они наполнены. Они были до краев!

Лучшее, что есть в моем творчестве, — это личное ощущение (или ощущение личности?!), поднятое до значения общечеловеческого (или общечеловеческое вошло в меня с ощущением личности).

Хорошо изучил французский язык (в институте). Потом забыл его (язык). Но это не главное. Главное: я соединил… вернее, мне удалось опрокинуть (перебросить) туда… к детству (к самому раннему). В виде радуги — нынешнее мое ощущение личности (сложившейся). И я замкнул.

В настоящее время радужное ощущение не покидает меня.

Боже, время-то как между пальцами…. Мне можно еще посидеть? Спасибо.

Землетравонебосолнце — вот какое длинное слово получилось. Я родился в пятнадцати метрах от земли. Всего в пятнадцати метрах! Когда мои братья оторвались и полетели, я тоже почувствовал боль в том месте, где прикреплялся к дереву.

Старшие мне говорили, что я расту. Но я не хотел расти. Ведь потом можно и уме… Я цеплялся изо всех сил, но все-таки полетел. И понял, что наступила осень.

Значит, я еще живой? Только вот волосы… Нет, нет, я не жалуюсь. Спасибо вам, спасибо большое.

Родился. Наступили ногой. Хрястнул позвоночник. Вызвали в военкомат.

— У меня за жизнь перебит позвоночник.

— Ну что ж, тогда ползи.

И я пополз. Навстречу — молодые сапоги.

— Не наступите, братцы.

Я продолжаю ползти. Надо мной колоколом: бал… л… л, бал… л… л…

Признали ограниченно годным (ВУС 2567).

Перебитый позвоночник до сих пор болит.

Где стул? Его нет. Где стул? Уже убрали. Ничего. Можно и постоять.

Внимание! Красный свет.

Я запомнил: свет. Запомнил слово: внимание. Я теперь ощущаю слово. Я запомнил слово округлое, ласковое. Запомнил слово властное. Иногда вспоминаю военное слово: «Ра-а-вняйсь! На первый-второй рассчитайсь!» Первый — второй. Первый — второй.

Они кружатся — пузыри, слова эти, вокруг моей головы. И лопаются.

И снова: «Первый — второй. Первый — второй». Третьего нет. Их только двое. (Здесь и далее намек на любовь. Возможно, на семейные отношения.)

Я живу теперь в слове. У меня есть маленький домик (семья). И труба над домиком (уют). Все так и строится из слов. Я сам слово. И оно готово лететь вам навстречу. Возьмите меня. Приласкайте, приголубьте. На военном языке: «Возьмите меня на довольствие…»

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector